3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Грязное озеро (Челябинская область)

Грязное озеро (Челябинская область)

Рыбалка на озере Грязное: карась.

Направление от Екатеринбурга: Челябинск
Расстояние от Екатеринбурга (в диапазоне): 200-300км
Как доехать:

Расстояние от Екатеринбурга – 250 км. Расстояние от Челябинска — 50 км.

Едем по трассе М-5 до Челябинска, проезжаем через него, держась направления на Троицк (Кустанай). В районе Синеглазово сворачиваем с тракта налево, едем через Калачево до поселка Еткуль. Не доезжая Еткуля, сворачиваем налево и едем через поселок Печенкино к поселку Журавлево. Озеро Грязное находится через дорогу от Журавлево, на правой стороне. Проезжаем немного за озеро, сворачиваем направо и через 200 метров снова направо, к самой воде.

Максимальная глубина: 1,5м
Максимальные длина и ширина (км): 0,7*0,45км
Подъезды к воде для выгрузки плавсредств: Выходов к воде мало. Обычно используют подъезд со стороны дороги на Селезян.
Прозрачность воды, чистота: вода непрозрачная.
Источники водоснабжения: питание озера происходит за счет атмосферных осадков.
Высота над уровнем моря: 202м
Площадь: 1км 2
Дикий отдых: в палатках и автомобиле.
Плата: Бесплатно
Дно: толстый слой ила.
Рыба: В озере водится карась. Клюет он в камышах, вдоль дороги клев не очень. Ловить лучше с лодки на весельном ходу. Для рыбалки с берега есть несколько небольших участков.
Географические координаты: Широта: 54°50′57.57″N (54.849326), долгота: 61°40′21.87″E (61.672742).
Населенные пункты на берегу: поселок Журавлево, поселок Печенкино.
Особенности:

Озеро Грязное находится в Еткульском районе Челябинской области. Озеро округлой формы. Вода пресная, грязная, отсюда следует название озера. Озеро заболочено, по берегам растет камыш, рогозник и тростник. Из-за малой глубины озеро регулярно подвергается заморам.

Самое опасное озеро в мире расположено в Челябинской области.

В Челябинской области находится озеро, которое британское издание Daily Mail назвали самым опасным озером на планете. Примечательно, что длительное время озеро было обычным, ничем не примечательным водоёмом. В XIX веке оно периодически пересыхало и на какое-то время даже пропало с карты. Но в ХХ веке ситуация изменилась.

На данный момент озеро считается самым радиоактивным водоёмом в мире. Пятнадцати минут нахождения на берегу озера хватит для того, чтобы получить облучение в 600 рентген, которое способно убить человека. Примечательно, что на протяжении длительного времени озеро использовалось в качестве радиоактивной свалки. С 1951 года в Карачай сбрасывали отходы. Здесь скопилось около 120 миллионов кюри радиоактивных материалов (примерно на 2,5 Чернобыля) и экологи со всего мира считают озеро глобальной проблемой.

Власти прекрасно знали об опасности, исходящей от Карачая, но не стали посвящать в это простых жителей Челябинской области и долгое время местные не знали о том, что живут неподалёку от радиоактивной свалки. В середине 60-х годов прошлого века озеро начало пересыхать и радиоактивные испарения то и дело поднимались в воздух. Но и это еще не все. Помимо прочего, радиоактивные аэрозоли разносились ветром на тысячи километров, а также попадали в грунтовые воды.

В 70-х годах озеро решили засыпать. Но представители власти вновь не отдали работам должный приоритет и только к 1986 году начались более оживлённые попытки справиться с проблемой Карачая. Но засыпка озера не помогла и это привело к повышению уровня воды. В 2015 году озеро полностью забетонировали. Даже берега покрыли скальным грунтом для того, чтоб справиться с радиоактивным загрязнением. Но и это не особо помогло.

Теперь специалисты постоянно проверяют уровень загрязнения для того, чтоб контролировать ситуацию, насколько это возможно. Помимо прочего, существует опасность попадания радиоактивных веществ в грунтовые воды. Последствия будут катастрофическими, а потому мировая общественность следит за происходящим в регионе.

Завод «Маяк» весь Урал уже засрал, блеать. Кто вообще придумал такие предприятия посреди страны располагать? В Заполярье, подальше от всего живого такую хуйню строить надо.

Когда строили Маяк о радиации еще мало что знали.

Я знаю, где это. К чему этот географический экскурс?

Я понял это слишком поздно 🙂 У меня горело от реплики другого товарища, поэтому и на вас сорвался. Прошу прощения, я был не прав.

Сейчас в озеро уже не утилизируется. Сейчас стекло варят, хранят его в специальном хранилище в контейнерах. Вроде ещё цемент варить хотели, не знаю, начали ли.

Сразу и с обогревом и с освещением)) И, скорее всего, бесплатно)

Да и раньше оно было временным хранилищем, но бумкнуло.

Кто был? Озеро? Или нынешнее хранилище?
Бумкнуло ни то, ни другое.

Бумкнули бочки, бочки были в озере.Да с 2015 озёра не существует, есть стеклобетонный бункер и он кстати очень помогает

И много бочек бумкнуло? И как их в то озеро ставили? И почему они бумкнули?

Я бы так не радовалась тому бункеру. Ибо он помогает, но это совсем не бункер, а вполне себе наземное здание со всеми земными проблемами.

S.T.A.L.K.E.R 2: Тени Челябинска

Да легко, засрали в 50-60-х, что СССР, что США свои территории ядерными отходами, америкосы ещё и атомную бомбу проебали

Балбесы. Надо туда люминофора высыпать, а свет в город протянуть по оптоволокну. Какая экономия!

Такую природу засрали. Там ведь край красивейших озёр, лесов. Вот надо было построить Маяк!

SCP-354, ничего особенного.

Вместо того чтобы ОСАДИТЬ химией львиную долю радионуклидов, и дать им спокойно распадаться ближайшие 10 000 лет. Один хуй ничего другого сделать уже невозможно. Вода — дико нестабильное вещество на этой планете просто таки с эпическими путями круговорота, только полные дебилы могут хранить отходы в растворимой форме.

Да хотя б залили ебучим силикатом, хуй он куда просочится. И хуй из него что испаришь кроме собственно воды. При этом силикат предохраняет воду от испарения — нет нужных поверхностно-активных свойств.

С Фукусимой, кстати говоря, так и поступили.

Вы забыли, что если что-то осадили или куда-то закатали, то это что-то надо выделить или найти место, где оно будет надёжно храниться и распадаться те самые ближайшие тысячи лет.

Забыли, что силикат это по сути стекло. Сейчас высокоактивные отходы утилизируют как раз в стекло. Правда несколько другое, чем то, что было применено на Фукусиме.

Но стекло не панацея. Тем более, для более менее надёжной фиксации радионуклидов необходим большой объём стекла к маленькому объёму отходов, что по сути приводит к увеличению объёма захораниваемых отходов.

Много простого на словах, что можно делать, но реализовать это простое в промышленности, особенно с радиоактивными материалами, пока не удалось.

С такими отходами да ещё и в такой форме, слитыми по принципу «после нас хоть потом» и «бабы ещё нарожают» — вообще не существует мировой практики работы. И соответственно хороших решений нет, есть выбор меньшего из зол.

Заставить их перестать распадаться — невозможно. Возможно заставить их перестать расползаться так быстро. В идеале конечно нахерачить сверху торфа, и пусть себе существует в углеродном поглотителе. Но с торфом другая проблема — рано или поздно он высохнет, и будет гореть. И всё дерьмо окажется в воздухе и даст хвост.

С силикатом такой херни не происходит. И не обязательно это именно стекло, жидкое стекло тоже прекрасно отучает воду от капиллярных свойств. И как бы силикаты не пытались рекомбинироваться, а включиться в подземные потоки они не могут, в атмосферные тем более. Что и требовалось доказать.

Другой вопрос, что истинная цель сохранения неопределённого статуса свалки — это продолжать туда выбросы.

Я Вас расстрою — стекло не умеет включаться в подземные потоки, а вот радионуклиды из него могут. Увы и ах, стекло плохо проявляет себя под действием ионизирующего излучения и воды. Изучено это всё вдоль и поперёк и давным давно.

Диванным экспертом быть хорошо, и осуждать легко, принципы, которыми руководствовались те, кто дал плутоний для советской атомной бомбы. Настоящим экспертам что тогда, что сейчас приходится туго, тк проблема отходов есть, а действительно хорошего её решения нет. Но учёные мужи не опускают руки и работают дальше во благо будущих поколений и их жизни в мире с радиацией и без огромного наследства в виде РАО.
Так же как говорить о свалке РАО в реке или озере легко, утилизировать их и вернуть всё в норму сложно и дорого.

Я так и сказал, хорошего решения не существует, существует меньшее из зол. Гораздо большим злом является ПРОМЕДЛЕНИЕ — то что ушло в подземный поток — уже не поймаешь.

Радионуклиды действительно могут утекать. Но делают это нааамного медленнее. Ещё более медленно это происходит, если радионуклиды находятся в состоянии малорастворимых солей. Идеальный случай конечно — это включить их в состав полимеров, но все хорошие полимеры для этих целей — токсичны, как в производстве, так и в хранении. Причина в самой полимеризации — вся жизнь работает на протеиновых полимерах, а потому обрывки сложных полимеров имеют просто таки немалые шансы присобачиваться к различным белкам. А низкомолекулярные полимеры — подвержены деструкции.

Хороших кремниевых полимеров ещё не придумали, а те что есть — являются канцерогенами как раз потому, что их микрочастицы не переваривает ни один фермент.

Лучшим на сегодня аналогом полимеров является чистый углерод — с его просто таки охуенной способностью замыкать в себе высокоактивные примеси. Всеми любимый активированный уголь — это именно оно. Но он сука горит. И рано или поздно найдётся сволочь, которая его подожжёт, например в террористических целях. А его надо хранить сухим, потому что вторым де-факто полимером является вода — надеюсь не секрет, что жидкая вода далеко не H2O, это скорее жидкие кристаллы, именно в этом секрет её активности как растворителя. И воровать содержимое углей она умеет, особенно вследствие пористости последней.

Читать еще:  Ловля судака на джиг: виды оснасток и приманок, техника ночной ловли

Почему и назвал одним из лучших «хранителей» — обычный торф. Будучи не чистым углеродом, а низкомолекулярной органикой, в основном целлюлозой, он умеет консервировать в себе воду и ограничивать её проникновение. Кстати, эта мелочь, а именно, умение торфа хранить радионуклиды, случайно обнаружена — именно «благодаря» мудачеству советских властей. Днепродзержинское хвостохранилище на Украине — тут просто сливали отходы в водный горизонт Днепра. Долгое время они травили Днепр (и кстати по сей день информация засекречена, какие места в Днепре являются радиационно опасными — впрочем местные знают). Но потом внезапно хранилище пересохло, и проникновение остановилось. После заполнения водой дальнейшего проникновения в существенных объёмах уже не наблюдается. А в несущественных — сложно заметить, поскольку все маршруты стока уже отравлены (сформированы залежи радиоактивных песков).

В случае хвостохранилища Челябинской области — именно это и стоит сделать: осадить всё что можно осадить в виде радиоактивного песка, и покрыть торфянником чтобы предотвратить большой объём водообмена. Но вот как защитить торфянник от пожаров — не знает никто.

Есть как ни странно один метод, сложный и дорогой: засыпать сверху торфа песком и посадить лес. В этом случае лес формирует поверхностный водообмен, в случае пожара горит только лес, но не то что под ним (там много воды и песок). А дорог метод потому что там нужна сложная разработка гидравлики, я бы сказал ювелирная работа, и очень жёсткий контроль над исполнением. Это невозможно в коррупционной стране — обязательно найдётся сволочь, которая решит захоронить туда отходы по принципу «никто ж не заметит». Есть ли в Челябинской области такие отходы — вопрос риторический.

Прощай, Карачай!

В Челябинской области исчезло озеро, равное двум Чернобылям

Рекультивация водоема Карачай, 26 ноября 2015 года

Фото: Александр Кондратюк / РИА Новости

Самое опасное водохранилище радиоактивных отходов (РАО) — озеро Карачай — было окончательно засыпано в минувший четверг. Завершение 42-летней истории его ликвидации — повод для размышления о том, какой путь прошла атомная индустрия: от создания первой бомбы «любой ценой» под угрозой бомбардировки до необходимости считаться в первую очередь с мирной жизнью вокруг.

У здешних военных — необычный шеврон: ящерка в короне, Медной горы хозяйка. Поэтому охрану периметра и прочих служивых в Озерске, бывшем Челябинске-40, иногда называют «яшками». Такая же — на гербе ЗАТО Озерск. «Яшек» тут — немногим меньше, чем штатских: охрана снаружи, охрана при въезде на территорию градообразующего производственного объединения «Маяк» и еще один забор с проходной, объект внутри объекта — завод с трехзначным номером, в чьем ведении находится болото верхового типа (озеро) Карачай. То есть еще один объект с ограниченным спецдоступом, под кодовым наименованием В-9.

Первый реактор для производства оружейного плутония — «Аннушка», первые успехи советского атома и первые крупные ядерные катастрофы — все это здесь, на «Маяке». В числе самых опасных — Кыштымский выброс 1957 года, названный по имени ближайшего города на официальной карте СССР, и вынос радиоактивных нуклидов с озера Карачай, вдруг резко обмелевшего весной 1967 года. «Русское озеро, час на берегу которого может вас убить», — так описывали несколько лет назад Карачай, например, британская Daily Mail. В 1990 году, как полагали зарубежные СМИ, час, проведенный на берегу озера, равнялся 600 рентгенам — и, соответственно, немедленной смерти.

Разумеется, сейчас это подтвердить трудно. Однако репутация самого опасного озера мира сложилась вокруг Карачая примерно тогда же — в 1992 году, когда новая Россия допустила в челябинские радиационные зоны зарубежных ученых. А из названия областного министерства по радиационной и экологической безопасности радиацию убрали только в прошлом году.

Сам Карачай использовали как хранилище РАО — есть точная дата — с 28 октября 1951 года. А с 1973-го озеро — памятуя о драме шестилетней давности — начали закапывать: снизу бетонные блоки, сверху — скальные породы. И закопали только сейчас. «Палеозойский андезит — базальтовый порфирит. Камень из последней партии, закрывшей зеркало Карачая», — гласит подпись к ведомственному сувениру по случаю завершения 42-летней работы.

Знак «Радиационная опасность» в деревне Муслюмово, пострадавшей от радиации в результате крупной радиационной техногенной аварии («Кыштымская трагедия») на химкомбинате НПО «Маяк» в 1957 году

Почему СССР и Росатому пришлось так долго уничтожать Карачай? Причин здесь три. Первая: в советское время засыпку озера «Маяку» предписывалось осуществлять за свой счет, увязанный с прочими расходами Минсредмаша — а деньги на эти цели были там не всегда. Вторая: уровень грунтовых вод менялся, в основном повышаясь. Повышенные — не пониженные, ветром не разнесет, но в работе по засыпке это пауза. Ну и третья причина: какие-то быстрораспадающиеся РАО в Карачай сливали параллельно с работами по ликвидации — к вящим опасениям экологов и стандартной реакции атомщиков. «В водоем направлялось от 7 до 10 тысяч кубических метров жидких отходов, а долив чистой воды составлял 100-200 кубов. Это делалось для того, чтобы поддерживать уровень воды в Карачае на постоянных заданных отметках, которые определяли безопасность режима эксплуатации водоема», — объясняет Юрий Мокров, начальник лаборатории окружающей среды ПО «Маяк».

Безопасность при открытой акватории — понятие более чем условное. «Возможные ветровые выносы цезия-139, стронция-90 могли бы покрыть территории Челябинской, Тюменской, Свердловской областей. Возможный летальный исход — 20 тысяч человек», — констатировали специалисты Института проблем безопасного развития ядерной энергетики (ИБРАЭ) РАН в середине нулевых. «Общая активность материалов, размещенных в Карачае — шестьсот миллионов кюри, — сообщает в ноябре 2015 года Михаил Похлебаев, генеральный директор «Маяка». — Но это за все время использования. На середину восьмидесятых точный подсчет составил сто двадцать миллионов. Два Чернобыля, даже чуть больше. Сейчас меньше — что, конечно же, тоже опасно».

Озеро Карачай (Водоем-9), 1991 год

Гендиректор «Маяка» исчезает в глубине танка Т-55: время последних бетонных блоков, закрытие транслируется онлайн в Озерск, где атомщики со всей страны собрались на конференцию «Прощай, Карачай!» Вместо орудийной башни — кран, который может взять блок и поставить его на нужное место. Впереди — нож бульдозера, ссыпать породу. Ее подвозят освинцованные утяжеленные грузовики, напоминающие о постапокалиптических блокбастерах вроде «Безумного Макса». Зарплата водителя — от сорока тысяч рублей. Правда, рабочий день — от трех до четырех часов, как дозиметрист скажет. И отпуск десять недель. Судя по количеству личных машин на ведомственной стоянке — далеко, за воротами комбината, без права заезда в зону — и эта, и другие работы на «Маяке» вполне востребованы. Что, скорее, говорит о трудовом рынке вокруг и о качестве жизни в целом.

«Все, Карачая нет. Было хранилище, а стало захоронение», — подчеркивает разницу в уровне безопасности гендиректор Похлебаев, покинув Т-55. Акватория площадью 34 гектара ушла в прошлое окончательно. Что дальше, как хранить отходы по-новому? Один из методов называется остекловывание. «Если совсем на пальцах, то сначала отход растворяется в особом жидком стекле, потом стекло помещается в герметичный бочонок, а бочонок с уже затвердевшим стеклом — в хранилище», — объясняет директор радиохимического завода ПО «Маяк» Евгений Макаров. На подходе — цементный компаунд: тоже технология запечатывания радиоактивных остатков, но в матрицу из особого цемента. В любом случае изоляцию от окружающей среды на этот раз обещают стопроцентную — в отличие от открытых водоемов, где еще относительно недавно хранилось три четверти отработанного ядерного топлива. Карачай был последним из них.

Одной точкой напряженности в Челябинской области меньше — что, безусловно, не отменяет экологических опасений в целом. Здесь дела обстоят так, что на «зеленой» повестке вполне можно сколотить федеральный политический капитал. В частности, именно как экологический активист обратил на себя внимание сенатор Константин Цыбко, ныне находящийся под следствием как раз по озерским делам. Традиционно на виду остается сам комбинат «Маяк» — и с печальным наследием 1950-1960-х, и с относительно недавними сбросами промышленных вод в реку Течу, и с локальными авариями на производстве. Последствия одной из них летом 2008 года, как говорят, устраняли почти две тысячи сотрудников и «яшек».

Сотрудники ФГУП «Производственное объединение Маяк (ПО «Маяк») города Озерск Челябинской области проводят работы по рекультивации водоема Карачай, 26 ноября 2015 года

Фото: Александр Кондратюк / РИА Новости

Однако и без радиации экологических проблем здесь хоть отбавляй. Деятельность предприятий Южного Урала — прежде всего металлургических — едва ли можно назвать лояльной к природе. Перспективные промышленные проекты — к примеру, добычу меди в Томинском ГОКе — на повышенных тонах обсуждают «зеленые» активисты и чиновники. Удастся ли прийти к объективным расчетам экологической опасности, свободным как от бизнес-интересов, так и от политических устремлений противников строительства, пока непонятно. Ну и, в конце концов, обычную свалку-полигон в черте Челябинска — единственную в пределах российских миллионников, еще со времен СССР — тоже никто не отменял, несмотря на два десятка лет существования фактически вне закона.

И все же сам факт закрытия озера Карачай — безусловное облегчение жизни для нескольких российских регионов. А заодно и точка в федеральной целевой программе «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности 2008-2015», она же — ФЦП ЯРБ-1. Впереди новая программа с новыми объектами, до 2030 года. Впрочем, про Карачай не забудут и тут. Деньги потребуются относительно небольшие — 200 миллионов рублей против 17 миллиардов на все предыдущие работы. Пойдут на засыпку бывшей акватории, поверх бетона и скал, несколькими слоями грунта и глины, тактикой слоеного пирога.

Что вырастет на месте атомного водоема? «Деревьев не хотелось бы, — говорит Михаил Похлебаев. — Корневая система может до той воды, которую мы засыпали, дотянуться. Этого не надо никому. А вот трава на месте Карачая для нас очень желательна».

Юрий Васильев, Челябинская область — Москва

Путеводитель по челябинским озерам: десять мест для отдыха и рыбалки

Предстоящие длинные выходные — прекрасная возможность исследовать уголки родного Урала и, если повезет с погодой, открыть купальный сезон.

Мы предлагаем обратить внимание на Челябинскую область, где расположено около трех тысяч озер, многие из которых являются природными памятниками. Вода в них настолько чистая, что даже лечит, а изобилие рыбы наверняка понравится тем, кто любит посидеть с удочкой. «Моменты» подготовили подборку самых-самых озер Южного Урала.

Читать еще:  Календарь клева рыбы в мае: Календарь рыболова — МАЙ 2018

ОТДЫХ

Увильды

Это, пожалуй, самое популярное уральское озеро. На его берегах сосредоточено большое количество санаториев и баз отдыха. Диких пляжей здесь уже практически не осталось. Экосистема озера по составу признана близкой к крымской, оно имеет биоклиматический паспорт, подтверждающий целебное воздействие природных и климатических условий на здоровье. В окрестностях Увильды есть источник радоновых вод, которые широко применяются в многочисленных медицинских программах, и сапропелевой грязи, которую используют в профилактике и лечении множества заболеваний.

Зюраткуль

Это самое высокогорное озеро на Урале, расположенное в одноименном национальном парке — одном из самых экологически чистых мест Челябинской области. Озеро окружают горные хребты, покрытые темнохвойными лесами. На юго-западе Зюраткуля расположен самый высокий в регионе хребет Нургуш. Вода в озере настолько чистая, что ее можно пить. На берегу Зюраткуля были обнаружены 12 стоянок древних людей эпох мезолита (12 тыс. лет) и неолита (6-3 тыс. лет). Также недавно в окрестностях озера был обнаружен геоглиф на земле в виде лося размерами 218 на 195 метров. Предположительный возраст изображения — около 8 тыс. лет.

Фото: Вадим Ахметов

Тургояк

Горное озеро с очень чистой и прозрачной водой — дно можно увидеть на глубине до 12 метров. По химическим качествам Тургояк сравнивают с Байкалом. В зависимости от уровня воды на озере можно насчитать 10-12 островов. Наиболее крупные из них — остров Веры, Крестовый, Большой Инышевский, Малый Инышевский, Чайки, Змеиный. На озере Тургояк найдены следы пребывания доисторических людей. Самыми знаменитыми из них являются мегалиты острова Веры. На побережье озера находятся множество пансионатов и баз отдыха.

Сунгуль

Входит в пятерку самых чистых озер Урала. Вода в озере минерально-щелочная и имеет лечебные качества. Берега его покрыты сосновыми лесами. Рядом с водоемом находятся живописные Вишневые горы, они видны с озера. На берегу озера находится одноименный санаторий и множество баз отдыха.

Фото: Владимир Жабриков

Еловое

Одно из лучших мест отдыха в Челябинской области. Вода в озере чистая, мягкая, дно песчаное, есть вкрапления лечебных грязевых месторождений. Озеро хорошо прогревается на солнце из-за укрытости от ветров и своих небольших размеров. На побережье расположено много баз отдыха, но есть и дикие места, где можно разбить палатку.

РЫБАЛКА

Увильды

Рыбалка на озере доставит много удовольствия благодаря большому количеству самой разной рыбы. Здесь водится щука, окунь, плотва, линь, сиг, чебак, рипус, лещ, карась, ерш, елец. Плотва достигает 1,5 кг, щука — 20 кг. Очень хорошо развелся рипус. Водоем интересен для зимней и летней рыбалки. Промышленная рыбохозяйственная деятельность на озере приостановлена, после присуждения ему статуса памятника природы.

Чебаркуль

Озеро расположено в Кунашакском районе Челябинской области. Оно ежегодно зарыбляется. Здесь водится плотва, карп, щука, ерш, лещ, рипус, налим, карась, пелядь, сазан, сиг. Зеркальный карп и сазан достигают веса в 12 кг. На удочку хорошо клюет плотва, которая достигает веса в килограмм. Вода в озере солоноватая.

Фото: Вадим Ахметов

Калды

Озеро Калды расположено в Кунашакском районе Челябинской области. Около 30% берега заросло камышами (северный и юго-восточный). Вдоль юго-западного берега тянется смешанный лес, перемежаясь с платными пляжами и туристическими базами. Остальные берега каменистые и песчаные. Вода имеет солоноватый привкус. В озере водятся раки, карп, сиг, рипус, щука, налим, окунь, лещ, плотва, ерш, карась, чебак, линь. Рыбалка возможна с берега и с лодок. Водоем постоянно зарыбляется. Летом здесь популярна подводная охота на карпа, который достигает веса в 10 кг.

Иткуль

Горное озеро, затерянное в Каспийском районе. Оно привлекает туристов возможностью увидеть знаменитую скалу Шайтан-камень, а рыбаков изобилием лещей, плотвы, окуней, щук, ельца, язя, ершей, золотых карасей, налимов и сига. Озеро также богато мелким раком. Иткуль является гидрологическим памятником природы.

Фото: Вадим Ахметов

Большой Кисегач

Озеро Большой Кисегач находится в Каслинском районе Челябинской области. Вода в нем пресная. Восточный берег озера заболочен. Здесь водится окунь, плотва, чебак, ерш, карась, щука, линь, лещ, сиг. Рыбалка возможна с берега и с лодки.

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Надо признать, что на ранних этапах, ученые-ядерщики имели очень смутное представление об опасности радиации.
Известно, что первую защиту от быстрых нейтронов, на первом реакторе, Курчатов строил из сырых березовых дров с дополнительным поливом водой.

Затем ее несколько усовершенствовали.

Так появились экранирующие излучение металлические «кастрюли». Для жидких радиоактивных отходов, но это считалось «роскошью». Их напрямую, или предварительно разбавив до предельно допустимых уровней, сбрасывали в реку.

Именно благодаря этой «идеологии» с 1949 по 1952 год в речной системе Теча — Исеть— Тобол оказалось около трех миллионов Кюри активности.

В дальнейшем спасение от радиоактивного разноса увидели в озере Карачай. Началась трагедия печально известного, озера. Сейчас на его берегах получить годовую дозу можно за минуту. Мечта подарить людям атомный рай обернулась адом, река Теча — проклятьем. «Стронциевой проблемы» хватит на поколения.

Умеете ли вы пользоваться дозиметром? А вот каждый житель ранее режимного города Озёрск, что в Челябинской области, умеет.
Причина для беспокойства у местных отнюдь не безобидная — не далее, чем в десяти километрах от жилых домов, местного рабочего посёлка, расположилось печально известное озеро Карачай.

Собственно, само озеро ни при чём — всё дело в построенном тут, в послевоенное время, легендарного химического комбината “Маяк”.

Оно знаменито своей продукцией на весь мир. Полное его название на сегодняшний день звучит как «Государственное предприятие федерального уровня по производству компонентов ядерного оружия, изотопов, хранению и восстановлению отработанного ядерного топлива».
В его задачах, утилизация ядерного топлива с АЭС, с российских атомоходов, ледоколов и подводных лодок. Так же производство оружейного плутония для военных систем из более тяжелого и нестабильного урана.

Особенностью технологии получения, промышленных радиоактивных материалов, является появление отходов. В виде «тяжёлой воды». Насквозь, пропитанной радиацией.

Технология хранения, рассчитана на близкое нахождение от производства. Подобные отходы требуется складировать где-то неподалёку.
В 1951-м, одним из восьми, оборудованных, мест складирования и хранения жидких, радиоактивных отходов, стал объект № В-9. А по факту, это обычное озеро, известное как Карачай.

Хочется отметить, что озеро, до варварского использования людьми было полноводным и богатым рыбой.

В Карачае до засыпки водились двуполые карпы и однополые серебряные караси. Это как вы понимаете, после последствий радиации. Появлялись новые рыбы. Карп светил в ночи, как петербургский фонарь с набережной Мойки, а у карачаевских карасей не было ни глаз, ни хвоста, чешуя росла не к хвосту, а к голове.

Это лишь один пример того, что делает с растительным и животным миром радиация. «Фонари» теперь на дне Карачая, хотя бы в этом сомнений нет, светить перестали.

В день торжественной засыпки озера, в конце ноября 2015 года, челябинские СМИ дружно сообщили, что в регионе наконец-то усыпили «два Чернобыля».

Акватория радиоактивного озера на территории ПО «Маяк» была полностью отсыпана скальным грунтом. «Однако об окончательной ликвидации объекта ядерного наследия говорить можно будет не раньше, чем через пять лет, а может быть и никогда» – так написал один из местных журналистов.

На Карачай, в первые годы деятельности, завода «Маяк», работники и руководство предприятия, приходили на охоту и рыбную ловлю.
После увеличения нагрузки на производство, в периодически пересыхаемое лоно озера начинался массированный сброс радиоактивных отходов.

Объём цезия-137 и стронция-90 за всё время использования объекта № В-9 как хранилища достигает уровня в 120 млн кюри, создавая реальную опасность заражения подземных грунтовых вод.

Самое опасное, было при сезонном пересыхании водоема, когда с обнажаемого дна, ветром выдувалась часть радиоактивного грунта и разносилось на многие километры, заражая прилегающие территории.

После подобных инцидентов в 1967 году были спешно приняты программы по контролю уровня воды в озере и сокращению площади его свободной поверхности.

Водоём с неприятным содержимым частично засыпали и углубляли. После этого ядерный могильник перестал доставлять серьёзные неприятности, вплоть до начала девяностых. Тогда изменение метеоусловий спровоцировало большее количество дождей. Стояла угроза выхода из берегов, и затопления радиоактивной водой.

Стоит согласиться, что основную опасность экосистеме и близлежащим городам, в числе которых присутствует Челябинск, представляет сам завод “Маяк” с начала ввода в эксплуатацию его первого в СССР промышленного уран-графитового реактора в июне 1948 года, на комбинате произошло более тридцати аварий или чрезвычайных и нештатных ситуаций. Часть из которых привела к гибели персонала или его серьёзными травмами.
Иногда в результате нарушения протоколов безопасности при научно-исследовательских экспериментах, иногда вследствие несовершенства технологии производства не удавалось избежать инициирования самоподдерживающейся цепной реакции в радиоактивных материалах и происходили микровзрывы или большие выбросы излучения, Чернобыль в миниатюре.

Само производство, словно гигантский насос, перекачивает тысячи тонн воды, часть которой надолго принимает в себя тяжелые радиоактивные элементы.

Многострадальная река Теча, в которую до 1951-го года сбрасывались эти “грязные” кубометры, не зря называется мёртвой.

Порядка ста двадцати тысяч жителей прибрежных сел демонстрировали симптомы проявившейся лучевой болезни. Показатель общей смертности в этих районах превышал среднестатистический на двадцать процентов.

Никакие медико-экологические исследования на то время, в регионе не проводились, а если они и были, то об объективных результатах могли знать исключительно первые люди из руководства страны.

Только в 1989 году, Комитет Верховного Совета СССР по вопросам экологи, начинает поднимать вопрос о последствиях функционирования комбината и о скрытой дополнительной стоимости продуктов ядерного характера для народного хозяйства, выраженной в искалеченных судьбах, жизнях и потери экологического баланса.

Данные, представленные на заседаниях в парламенте, содержали смягченную, успокаивающую статистику и “радиоактивная” правда, всплыла несколько позже.

За сорок лет функционирования ПО “Маяк”, около 25 млн.кюри радиоактивности, поразили общую площадь более шестисот двадцати семи тысяч квадратных километров, Уральской земли, и стали причиной переселения до двадцати тысяч человек, в результате программ по борьбе с последствиями аварий на опасных производствах.

Читать еще:  Обзор катушек для спиннинга

Это производство принято считать самым радиационно-опасным местом в мире. ПО “Маяк” гордость или предубеждение?

Смертельность озера для людей, при коротком контакте, не доказана, а вот легенды гласят, что в 1995 году стая гусей села на «воду» и больше никогда не взлетела. 342 тушки мертвых птиц вытащили спасатели.

Сразу, можно разоблачить, этот миф. Так как, данное событие было в том же году на озере Беркли-Пит. Кстати, в интернетах, часто путают два этих озера. И фотографии озера Беркли-Пит выдают как за фотографии Карачай. К сожалению хороших и качественных фотографий, совсем нет.

В конце 2015 года, озеро Карачай, целиком было закатано в бетон, но для надежного захоронения такого количества отходов одного бетона недостаточно.

Необходимо несколько гидроизолирующих слоёв и проведение работ, по постоянному наблюдению за состоянием объекта, иначе грунтовые воды разнесут заразу по всей округе. Работы в рамках программы по обеспечению ядерной и радиационной безопасности на период конца 2015 года были объявлены полностью выполненными. Верить ли этому?

Почвы, прилегающие к ПО «Маяк», загрязнены долгоживущими нуклидами стронция-90, цезия-137, плутония-239, 238, 241 и продуктами их распада. Официальной и достоверной информации о газо-аэрозольных выбросах радиохимических заводов и содержании плутония нет. Официальной картографической информации о загрязнении плутонием территории Челябинской области тоже нет. Вполне понятно почему. Но известно, что с юга, востока и северо-востока у границ санитарно-защитной зоны ПО «Маяк» в районах посёлка Новогорный (7 километров от озера Карачай) и совхоза Худайбердинский (12 километров от Карачая) есть участки с загрязнением до 0,1 Ки/км2.

Это соответствует зоне чрезвычайной экологической ситуации. И с этим что-то тоже надо делать.

Более миллиарда кюри радиоактивности скопилось в озёрах, траншеях, хранилищах Челябинской, Свердловской и Курганской области. Особую опасность представляют могильники траншейного типа, в которых хранится 150 тыс. тонн низкоактивных отходов.

Например у жителей посёлка Новогорный содержание плутония в организме в 14 раз превышает глобальный уровень. Жители городов Касли (40 тыс. жителей), Кыштым (40 тыс.), Озёрск (80 тыс.), Новогорный (10 тыс.) являются носителями плутония в уровнях, в десятки раз превышающих глобальные выпадения. Те же, кто проживает в Верхнем Уфалее, Тюбуке, Багаряке, Кунашаке, Аргаяше, Долгодеревенском, подвергаются опасности накопления в организме плутония в 4–7 раз выше глобального.

Дело в том, что в тот период, когда ситуация секретности связывала по рукам и ногам, – рассказывает доктор медицинских наук, профессор Виктор Кирюшкин, – было указание ставить в больничные листы, которые поступают в общую сеть, зашифрованный диагноз лучевой болезни. Так называемый невралгический синдром. Это и делали. Под этим подразумевалась лучевая болезнь.

Озеро Карачай продолжит отравлять Челябинскую область?

Чёрная вода

Есть на карте России язвы, что гноятся и кровоточат беспрерывно. Одна из таких болевых точек находится в Челябинской области. Регион этот пережил сразу несколько тяжёлых радиационных аварий. Ещё совсем недавно под огромной крышей предприятия «Маяк» трудились шесть ядерных реакторов, которые нарабатывали оружейный плутоний. Отходы сбрасывали в близлежащие водоёмы. И одним из таких водоёмов оказалось озеро Карачай.

Сегодня Карачай (в переводе с тюркского – «чёрная вода») называют самым опасным озером планеты. Работы по его ликвидации ведутся почти 30 лет. Но точка всё ещё не поставлена.

Заместитель гендиректора ПО «Маяк» Дмитрий Колупаев сообщил, что «Маяк» намерен завершить засыпку озера Карачай 26 ноября. Консервация водоёма заканчивается в рамках федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на период до 2015 года». Но Росатом, видимо, забыл про мощную радиоактивную линзу, которая образовалась на дне озера Карачай.

Здесь птицы не поют

Строительство комбината № 817 (сегодня ПО «Маяк») началось сразу после войны. Это было первое предприятие по промышленному получению урана-235 и плутония-239. Они были нужны для создания ядерной бомбы. Сроки, определённые руководством страны, были очень жёсткие. Первый уран- графитовый реактор вывели на проектную мощность 22 июня 1948 года. Следом были построены радиохимический и химикометаллургический заводы.

На радио-химическом заводе плутоний из сопровождавших его примесей выскабливали чуть ли не ложкой, голыми руками. Люди получали лучевую болезнь: тогда ещё никто толком не знал, что такое радиация.

Темпы строительства сказались на безопасности. Ядерный реактор, который не прошёл положенные испытания, в первый день своей работы дал сбой. Аварию ликвидировали почти 40 дней. За первой аварией последовала вторая… Количество людей, получивших критические дозы облучения, не подсчитывалось. На радиохимическом заводе плутоний из сопровождавших его примесей выскабливали вообще чуть ли не ложкой, да ещё голыми руками. Люди получали лучевую болезнь: ведь тогда ещё никто толком не знал, что такое радиация.

29 сентября 1957 года на предприятии взорвалась ёмкость с высокорадиоактивными отходами, содержавшая 20 млн кюри радиоактивности. Из хранилища вырвалась гремучая смесь радионуклидов. За 10 часов радиоактивное облако проплыло над Челябинской, Свердловской и Тюменской областями, образовав так называемый Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС) площадью 23 тыс. квадратных километров. За несколько дней погибли все хвойные леса. Было заражено более 100 тыс. гектаров плодородных земель. Сильному радиационному воздействию подверглись от 300 до 500 тыс. человек.

К 1964 году «Маяк» закончил строительство Теченского каскада водоёмов – замкнутой системы озер, прудов, плотин и обводных каналов для утилизации жидких радиоактивных отходов. В этот каскад вошли глубоководные озёра Карачай, Иртяш, Кызыл-Таш и другие. Сегодня в них накоплено 400 млн кубометров «грязи». Но все рекорды побило именно озеро Карачай. Туда ещё в начале 50-х было сброшено 75 кубометров высокоактивных сточных вод. В 1967 году озеро неожиданно обмелело, и радиоактивный песок разнесло по «Маяку» и его окрестностям. Зона заражения захватила 2700 квадратных километров с населением более 40 тыс. человек.

Министерство здравоохранения Челябинской области проведет проверку после распространенной в сети видеозаписи из местной больницы, где пациентку учреждения якобы умыли грязной тряпкой.

Сегодня Карачай хранит в себе 120 млн кюри радиоактивности. Учёные предлагали засыпать это страшное озеро и 30, и 20, и 10 лет назад. В 1987 году «Маяк» прекратил наработку военного плутония. Заводы занялись освоением «мирных» атомных технологий. Радиохимический завод был переоборудован в завод по переработке облучённого ядерного топлива. Но проблем меньше не стало. Каждое весеннее половодье жители Урала с дрожью в коленках вспоминают о «бомбе» замедленного действия – Теченском каскаде. Свой сюрприз подготовило и озеро Карачай. За долгие годы на его дне сконцентрировалась мощная линза. И она находится в движении! Первоначально работы планировалось закончить к 1995 году. Но не получилось! Ведь Карачай – это озеро верхового типа, а изначальная площадь его была 45 гектаров.

«Должностные лица ПО «Маяк» ещё в 1995 году должны были закрыть Карачай и прекратить сброс в него радиоактивных отходов. И не просто засыпать, а использовать специальные бетонные вставки, – говорит эксперт по вопросам ядерной безопасности Герман Лукашин. – В 1986 году приступили к засыпке озера. Но даже после этих мер проблема не исчезнет, так как и дальше будет происходить заражение грунтовых вод. Но в Росатоме этого как будто бы не знают!»

На озеро наденут саркофаг

В конце ноября радиоактивное озеро Карачай должно исчезнуть с географических карт. Об этом сообщил и пресс-секретарь ПО «Маяк» Кирилл Зернов. Он рассказал, что хранилище жидких радиоактивных отходов, которое располагалось в озере на глубине 10 метров, уже заполнили 650 кубометрами цементного раствора.

«Наблюдения за состоянием объекта будут продолжены в течение долгого времени, – подтверждает заместитель технического директора ПО «Маяк» по науке и экологии Юрий Мокров. – Если потребуются дополнительные мероприятия по обеспечению безопасности, они будут выполнены».

Процесс консервации озера Карачай, которое предстоит полностью поместить в железобетонный саркофаг, будет выполнен впервые в мире. Водоём закроют прочным скальным грунтом и бетонными блоками. Сверху застелют несколькими гидроизолирующими слоями.

Но кто будет проверять качество этой работы? Известно, что ГК «Росатом» работает за очень высоким забором. «Надо отчитаться за государственные деньги на мероприятия по утилизации радиоактивных отходов не бумажками, а реальным результатом, – уверен Герман Лукашин. – Тем более что Росатом по телеканалу «Россия» уже сообщил на весь мир, что Карачай закрыт. Куда торопимся?»

На реализацию проекта уже направлено почти 17 млрд рублей. Помимо ликвидации озера будет создан нагорный канал для перехвата атмосферных осадков. Эти меры как будто исключат попадание радиоактивных материалов, накопленных озером, в окружающую среду при возможных аномальных и катастрофических погодных явлениях. Но озеро Карачай и после засыпки потребует к себе очень пристального внимания… Вот только будет это ли внимание оказываться? Пока же радионуклиды со дна Карачая мигрируют в грунтовые воды! Как остановить эту ползучую катастрофу? Похоже, что даже у самых маститых учёных нет ответа на этот вопрос, поэтому редакция будет следить за происходящими событиями очень внимательно.

Алексей Яблоков, академик РАН:

– «Маяк» слил в озеро Карачай сотню Чернобылей. Карачай покрывают бетонными блоками. Но под озером действительно образовалась подземная линза радионуклидов объёмом более 5 млн кубических метров и диаметром более 10 километров. Эта линза движется со скоростью 85 метров в год. И она уже проникла под тело реки Мишеляк на глубину до 15 метров. Река Мишеляк – Теча – Тобол – Обь, далее – Ледовитый океан.

Как производили нейтрализацию опасного озера все эти годы? Оголившиеся участки на озере засыпали песком в период с 1967 по 1971 год. Потом были укреплены каменные насыпи вокруг озера. С 1973 года для засыпки озера Карачай начали использовать скальный грунт. В 1980–1981 годах были проведены первые пробные работы по засыпке северо-восточной части водоёма калиброванным бутом.

С 1978 по 1986 год озеро заполнили полыми бетонными блоками. Всего было сброшено 9444 блока. С 1988 по 1990 год производилось строительство валов для раздела Карачай. К концу 1993 года площадь озера Карачай уменьшилась до 15 гектаров. Но сброс радиоактивных отходов в Карачай привёл к загрязнению линзы грунтовых вод площадью 10 квадратных километров и глубиной до 100 метров. Общий объём загрязнённых грунтовых вод сегодня превышает 5 млн кубометров.

Источники:

http://reki-ozera.ru/rybalka_v_chelyabinskoy_obl/ozera/109137-gryaznoe.html
http://pikabu.ru/story/samoe_opasnoe_ozero_v_mire_raspolozheno_v_chelyabinskoy_oblasti_6628519
http://m.lenta.ru/articles/2015/11/30/karachay/
http://ekabu.ru/123462-putevoditel-po-chelyabinskim-ozeram-desyat-mest-dlya-otdyha-i-rybalki.html
http://masterok.livejournal.com/3696098.html
http://versia.ru/ozero-karachaj-prodolzhit-otravlyat-chelyabinskuyu-oblast

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector
×
×