7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Молога

Затопленный советский город-призрак Молога

Средневековый город, встречавшийся на картах с XIV века, был затоплен советскими властями в 1946 году.

История у города достойная литературы. Моложское княжество было отдано младшему сыну ярославского князя Давида, чтобы избежать споров за Ярославль.

С XVIII века уезд превратился в город, быстро растущий, известный двумя большими ярмарками. Местные жители торговали хлебом, красной рыбой, мехом, к XIX веку купцы перешли на бакалею, шелк, изделия из меди.

В городе при этом выстроилась собственная организованная мафия, связавшая политику с предпринимательством. Пока городской голова вел двойную бухгалтерию, имея на все самоуправление 20 вместо 4х тысяч дохода, торговцы вели дела, а город процветал.

Случайным образом все стало известно государству, виновные казнены, часть местности уничтожил пожар, а потерявший буйный экономический пульс город стал быстро приходить в упадок.

В XX веке при новом правительстве и строе дело приняло новый оборот.

В 1935 году в обсуждениях оптимальной глубины для Рыбинского водохранилища, которое обеспечит работу Рыбинского и Угличского гидроузлов, приняли решение о необходимом уровне воды.

В первоначальном проекте должны были быть затоплены земли до отметки 98 м над уровнем моря, однако при уровне в 102 метра — мощность Рыбинской ГЭС увеличивалась с 220 МВт до 330 МВт. Это увеличивало площадь затопления фактически вдвое и ставило крест на истории города Мологи, лежавшего на отметках от 98 до 101 м.

Осенью 1936 года местному населению объявили новости — шокирующие и беспрецедентные для советского жителя. Несмотря на спешку властей, переселение затянулось на несколько лет — жители ехали с домами, скотом, ценностями.

Весной 1941 года город опустел, постройки были перемещены или разрушены. Началось затопление, окончательно скрывшее город в 1946 году.

Затопление началось в 1941, прямо перед Великой Отечественной Войной. Продолжалось всю войну и в течение 1945 было полностью завершено. Так в 1946 году в СССР появилось новое водохранилище, полностью совпавшее сроками появления с самой страшной войной мира.

Теперь каждым летом, в августе, в Рыбинске собираются жители затопленной Мологи — вспомнить город, посмотреть музей, выехать на теплоходе к месту, где когда-то городской голова вел двойную бухгалтерию.

Двадцать лет назад из-за маловодья вода ушла на полтора метра и организованная экспедиция отправилась изучать мощеные улицы, фундаменты, контуры зданий, кованых решеток и могильных плит.

И где-то под водой стоит целый город.

Ставьте лайк и подписывайтесь на канал, если вам понравилась статья!

Молога — русская Атлантида или история затопленного города

Сегодня немногие помнят, что есть в России затопленный город Молога, который был принесён в жертву цивилизации и электрификации страны. В наше время даже такие образования как города с многотысячным населением и развитой инфраструктурой рождаются, живут и умирают.

Среди таких мёртвых городов — провинциальный небольшой городок, располагавшийся ранее недалеко от Рыбинска. За его трагическую судьбу в народе его называют русской Атлантидой.

Впервые река Молога упоминается в летописях 1149 года. В них говорится, что “… в битвах с великим князем Юрием Долгоруким князь Мстиславич сжёг на своём пути все сёла до Мологи…” Город с таким же названием уже в 20 веке был затоплен волей людей и обстоятельств.

От рождения до смерти

История Мологи

Как место, уже заселённое людьми, Молога упоминается в записях 13 века — здесь проходили ярмарки, знаменитые на много вёрст вокруг. Множество иностранцев — греки, литовцы, поляки, немцы привозили сюда свои товары, чтобы обменять их на сырьё. Большим спросом пользовались различные меха. Город рос, расширялся, росло и число его жителей.

В 17 веке в Мологе было 125 домов Из них 12 принадлежали рыбакам, которые ловили в Волге и Мологе разную рыбу, и даже красную. И потом, кроме всего прочего, поставляли её к царскому столу.

К концу 18 века на городской территории была ратуша, 3 церкви — 2 каменные и одна деревянная — и 289 деревянных домов. В 1767 году в традициях русского зодчества был возведен Воскресенский собор.

Рядом с городом красовался величественный Афанасьевский монастырь.

Тогда же город получил свой герб, на котором был изображён медведь с секирой.

В 19 веке Молога был уже небольшим портовым городом — многие суда грузились и разгружались там разнообразными товарами. В городе работало 11 заводов, был свой банк, почтовое отделение, телеграф, монастырь, церкви, библиотеки, учебные учреждения.

Гимнастическая школа, одна из первых в России, тоже была открыта именно здесь. В ней желающих обучали фехтованию, игре в кегли, езде на велосипеде, учили столярному искусству. В городе проживало около 6000 населения.

В 20-м веке население города увеличилось до 7000 человек. Здесь насчитывалось 9 учебных заведений, 6 соборов и церквей, множество заводов и фабрик.

Междуречье

Расположение города Молога изначально было очень удачным: в Молого-Шекснинской низине. Река Волга имела здесь разворот и текла далее в сторону Рыбинска.

А в междуречье между реками Молога и Шексна располагались заливные луга, которые кормили в то время 3-ю часть всей России. Хлеб, молоко, сметана — все эти продукты в огромных количествах поставлялись в разные уголки страны.

Ужасающая новость облетела город

Зона предполагаемого затопления

Жизнь шла своим чередом без каких либо особых событий и катастроф. Но в 1935 году Правительством страны было принято решение о строительстве Рыбинской и Угличской гидростанций.

Чтобы осуществить эти грандиозные планы требовалось построить плотины и затопить огромную территорию: примерно такую, как занимает страна Люксембург.

Город Молога стоял на возвышенности и первоначально не входил в зону затопления. По инженерным расчетам предполагался уровень поднятия воды — 98 метров над уровнем моря, а город стоял на 2 метра выше.

Правительство меняет планы

Но планы «наверху» изменились. Страна готовилась к войне с Германией. Нужны были дополнительные мощные энергетические ресурсы. Именно поэтому в начале 1937 года было принято решение о повышении уровня водохранилища до 102 метров, а значит и о затоплении Мологи.

Расширение почти вдвое площади будущего рукотворного водохранилища увеличивало мощность гидроэлектростанции на 130 мегаватт. Эта цифра стоила жизни 700 деревень и городу Молога с 800-летней историей, сотням окружающих его деревень с красивейшими лесами, плодородными полями и пашнями.

Жизнь города и его жителей превратилась в кошмар. 6 старинных монастырей и множество церквей подлежали уничтожению.

И, самое главное, люди. Более 150 тысяч человек должны были покинуть свои обжитые места. Места, где когда-то жили и были похоронены их предки. Уехать в неизвестность.

Так как затопление Мологи с начала не планировалось, для моложцев известие о предстоящем событии было как «гром среди ясного неба». Жители приготовились к зиме, запасли сено для скота, дрова для обогрева. И примерно 30 октября пришла неожиданная новость: нужно срочно переселяться.

Боль и отчаянье мологжан

Перед началом строительства, для проведения планируемых работ был создан отдельный лагерь «Волголаг», в котором находилось 20 тысяч человек заключённых. И эта цифра росла с каждым днём.

Начались подготовительные работы — вырубались многовековые деревья, взрывались старинные церкви — уничтожалось всё, что могло помешать дальнейшему судоходству. С болью смотрели жители города на то, как уничтожаются здания, взрываются храмы.

Сохранилась история о том, как разрушали Богоявленский собор. Величественное здание, которое было построено на века, после первого взрыва его динамитом лишь поднялось на небольшую высоту в воздух и без повреждений вновь опустилось на свое место. Пришлось делать еще 4 попытки, чтобы окончательно уничтожить вековое строение.

Настало время переселения людей. Это длилось четыре года. Сколько боли, страха и печали принесли с собой эти долгие четыре года в семьи переселенцев! Дома разбирали по брёвнам, нумеровали, чтобы легче собирать потом и перевозили на лошадиных подводах, некоторые сплавляли их по реке вместе с вещами. В деревнях, близких к Рыбинску до сих пор можно увидеть старые домишки с цифрами на брёвнах срубов.

Владельцам домов выплачивали мизерную денежную компенсацию, которой едва хватало, чтобы оплатить разбор дома. А одиноких, больных людей распределяли по находившимся недалеко домам инвалидов.

Были и такие, кто, не пожелав уезжать, приковывал себя цепями к какому-нибудь тяжёлому предмету во дворе своего дома.

По сохранившимся данным 294 человека отказались покидать свои жилища. Народная молва передает страшные истории, что это люди добровольно остались в своих домах и были заживо погребены под толщей воды.

Но очевидцы тех событий рассказывают, что это все выдумки. Власти поступали очень просто: признавали этих людей сумасшедшими и силой вывозили из опасной зоны предстоящего затопления, отправляя в психушки.

К слову, подлинность приведенного здесь Рапорта подвергается сомнению. В архивах Рыбинского музея, посвященному Истории трагедии Мологи, такой документ не значится.

Очень постепенно город Молога оказывался под водой. В известном фильме «Молога. Русская Атлантида» показывается, что вода резко нахлынула, и за несколько часов город ушел под воду. Но это художественный вымысел. Ведь глубина затопления была совсем небольшой: не более 2-х метров.

И вот 14 апреля 1941 года перерыли последний проем плотины. Неспокойные воды трёх рек: Волги, Мологи и Шексны встретили на своём пути сопротивление плотин и вышли из берегов. Огромное пространство суши стало постепенно заполняться водой, образовав величественное море, созданное человеком. Так появилось известное нам Рыбинское водохранилище.

В память о человеческой трагедии

В результате затопления Молого-Шекснинского междуречья исчезла с лица земли 8-я часть Ярославских земель. Под водой оказались более 800 населенных пунктов, 6 монастырей и 50 церквей.

На приведенной карте Рыбинского водохранилища (ее можно увеличить) темно-синим цветом обозначены русла бывших рек, а рядом с ними красными точками — села и деревни, которые навсегда ушли под воду.

Удивительно, но Волга в те времена не считалась Великой рекой и даже не была судоходной. Известно, что пароходы ходили только на промежутке Рыбинск-Молога.

Прошли десятилетия после трагедии. Советский народ одержал победу над Германией в Великой Отечественной войне. Как говорят историки, что мощности созданных Волжских гидростанций сыграли в этом событии немаловажную роль.

Постепенно история русской Атлантиды забывалась. К тому же долгие годы в Советском Союзе запрещалось даже произносить это название: Молога. За подобное упоминание можно было легко попасть в какой-нибудь лагерь.

Шли годы. Были периоды, когда уровень воды в Рыбинском водохранилище опускался, и можно было видеть останки старинного города: фундаменты бывших домов и улиц, кладбищенские надгробья.

Но стихия воды, ветра и время делают свою работу. И уже в 21-м веке мало что напоминает о бывшей трагедии. Останки многих церквей и храмов, не разрушенных при затоплении, которые ранее возвышались над поверхностью воды, практически полностью ушли под воду.

Многие исторические города сохранились, но за счет частичного затопления стали намного меньше. На 3/4 уменьшился древний город Весьегонск, затопление коснулось Углича, Мышкина, Калязина.

Калязинская колокольня

Много городов, сёл и деревень ушли под воду в это же время. Среди них частично пострадал и печально известный город Калязин. Находящийся там Никольский собор был построен в 1694 году.

Читать еще:  Спиннербейты

При нём с 1800 года возвышалась пятиярусная колокольня. Её высота 74,5 метра. 12 колоколов было на колокольне! Самый большой из них был отлит в честь ставшего Императором Николая-2.

Во время подготовки этих земель к затоплению собор разобрали, а колокольню оставили как маяк для судов. В восьмидесятых годах её фундамент укрепили, вокруг создали искусственный островок суши, и теперь в летнее время там проходят божественные службы, молебны.

Для приезжающих туристов появилась оригинальная достопримечательность. Ну а для жителей Калязина — хороший повод немного подзаработать, возя путешественников к заброшенной колокольне.

Народная память

Сейчас по печальной традиции, в одно из августовских воскресений потомки тех, кто жил когда-то в Мологе собираются в Рыбинске и на теплоходе плывут к месту затонувшего города. Иногда уровень воды снижается, и город показывается из воды. Зрелище не для слабонервных, просто страшно становится. Ведь когда-то там жили люди — грустили и смеялись, мечтали и надеялись на счастливое будущее…

Хотя, по словам сегодняшних исследователей, от тех времен почти ничего уже не осталось. Все истории о том, что под водой можно разглядеть старинные постройки, храмы и могильные надгробья и кресты — это миф. Только камни и ракушечник виден на дне. Лишь изредка искатели обнаруживают мелкие металлические изделия и монеты.

Не стоит забывать, что практически все каменные строения были взорваны перед затоплением, а деревянные постройки разбирались на дрова.

На месте затопленного города энтузиастами был установлен символический памятник-указатель с надписью: «Прости, город Молога». А его стрелка направлена под воду.

Где узнать об истории затопления Мологи

В Рыбинске есть музей Мологского края, где можно подробно узнать об этих событиях, увидеть предметы того времени и поставить свечу памяти жителям Мологи. Расположен он в переулке Преображенском, дом 6 а. Открыт с 10 до 17, кроме понедельника и воскресенья.

И в городе Мышкин, который тоже частично пострадал, но от полного затопления его спасли построенные дамбы, есть Музей семейных коллекций. Он расположен на площади Никольской, дом 5. Смотритель этого музея, краевед тоже многое может рассказать о затопленных городах, в частности, о Мологе.

Нас до глубины души взволновал рассказ хранителя музея Сергея Васильевича Курова об истории Волжского края, о том, как проводилась подготовка к затоплению. У него сохранились воспоминания очевидцев этих событий и их потомков.

Также в его коллекции представлено много вещей, которые в прошлые годы он смог обнаружить в районе затопленного города. Вот, к примеру, кирпич из русской Атлантиды.

А еще очень интересно было посмотреть всю эту историю на обычных географических картах тех лет. Вот перед нами издание конца 30-х годов 20-го столетия.

Здесь четко видны низменности. И этот участок обведен пунктирной линией как возможный объект, который в перспективе планируется к затоплению. На карте 1938 года видна надпись: зона предполагаемого затопления.

А рядом уже более современная карта с Рыбинским водохранилищем. Его очертания удивительно повторяют контуры бывшей плодородной низины.

Молога — жемчужина России

Не может быть однозначной оценки этих трагических событий. Ведь нельзя забывать, что именно это, вновь созданное Рыбинское водохранилище, в 1941 году обеспечивало электричеством всю Москву, а также многочисленные заводы, которые производили оружие и технику для фронта.

К началу войны здание ГЭС уже было готово, только крышу не успели построить. Её заменили брезентом и, несмотря на боевые действия, работы продолжались. Стране, людям нужна была эта дополнительная электростанция. Только — какой ценой? — это уже другой вопрос…

Вот, где сейчас находится затопленный город Молога на современной карте.

Другие достопримечательности Ярославской области, где мне удалось побывать, есть на этой карте.

Поделитесь в комментариях, что Вы думаете по поводу этой трагедии, какие еще факты о тех событиях Вам известны.

Молога: город-утопленник, который иногда возвращается

Молога — затопленный город на Рыбинском водохранилище. Фотографии поселения и истории из жизни жителей Вы сможете увидеть и прочитать в нашей статье!

Молога

«Святая Русь покрыта Русью грешной,
И нет в тот град путей,
Куда зовет призывный и нездешний
Подводный благовест церквей».

Максимилиан Волошин. «Китеж»

В 1935 году председатель Совнаркома Вячеслав Молотов и секретарь ЦК ВКП (б) Лазарь Каганович подписали постановление о строительстве гидроузлов в районе Углича и Рыбинска.

Для строительства под Рыбинском был организован Волжский исправительно-трудовой лагерь, в котором трудились до 80 тысяч заключенных, в том числе «политических».

Реки перегородили плотинами, чтобы снабдить столицу и другие города водой, проложить к Москве водный путь с достаточными судоходными глубинами, обеспечить электроэнергией развивающуюся промышленность.

На фоне этих глобальных целей стране, очевидно, показались незначительными судьбы отдельных людей, деревень и целых городов. Всего при сооружении Волго-Камского каскада было затоплено, подтоплено, разрушено и перенесено около 2500 сел и деревень; 96 городов, промысловых посадов, слобод и поселков. Реки, всегда бывшие для жителей этих мест источником жизни, стали реками изгнания и скорби.

«Словно чудовищной, все разрушающей силы смерч пронесся над Мологой, – вспоминал позднее о переселении краевед и мологжанин Юрий Александрович Нестеров. – Еще вчера люди спокойно ложились спать, не думая и не гадая, что наступающее завтра так неузнаваемо переиначит их судьбы. Все смешалось, перепуталось и закружилось в кошмарном вихре. То, что еще вчера казалось важным, нужным и интересным, сегодня потеряло всякий смысл».

Схема Рыбинского водохранилища. Темно-синим отмечены русла рек до затопления

При затоплении водой в 1941–47 годах в озерной части Рыбинского водохранилища под водой исчезли три монастырских комплекса, в том числе Леушинский женский монастырь, которому покровительствовал святой праведный Иоанн Кронштадтский (фото Прокудина-Горского).

В монастыре жило до 700 насельниц.

Леушинский монастырь не был взорван, и после затопления его стены еще несколько лет возвышались над водой, пока не обрушились от волн и ледоходов. Фото 50-х годов.

Сегодня берег «Рыбинского моря» в некоторых местах действительно похож на курорт.

Отступившая вода обнажила широкие полосы песчаных пляжей.

Из-за понижения уровня из воды тут и там вылезли камни, куски фундаментов и островки земли. В некоторых местах, прямо посреди большой воды, можно ходить пешком, вода стоит не выше колена.

Южнее города Мологи. Странно выглядят остатки города посреди ровной воды, и эта странность привлекает сюда туристов.

Остатки причала южнее Мологи.

Мель и камни южнее Мологи обозначены маяком.

Если залезть на маяк, то под водой можно увидеть мутные силуэты фундаментов.

От самой Мологи уже давно почти ничего не осталось. Перед затоплением все, что можно было, разобрали и вывезли, что нельзя – взорвали и сожгли, остальную работу доделали волны и песок.

На пустынных отмелях можно встретить только чаек, водоросли и коряги, облепленные ракушками.

План города Мологи.

До того, как город было приказано «упразднить», он насчитывал около 5 тысяч жителей (зимой до 7) и около 900 жилых домов, около 200 лавочек и магазинов. В городе было два собора и три церкви. На севере недалеко от города стоял Кирилло-Афанасьевский женский монастырь. Ансамбль монастыря насчитывал десяток зданий, в том числе бесплатные больницу, аптеку и школу. Рядом с монастырем в деревне Борок родился и вырос будущий архимандрит Павел Груздев, почитаемый многими как старец.

Фото набережной Мологи во время белых ночей.

По состоянию на 1914 год в Мологе было две гимназии, реальное училище, больница на 35 коек, амбулатория, аптека, кинотеатр, называвшийся тогда «Иллюзион», две публичные библиотеки, почтово-телеграфное отделение, любительский стадион, детский приют и две богадельни.

Ярославская улица Мологи.

Пожарное депо Мологи, построенное в 1870 году по проекту А.М. Достоевского, брата великого писателя.

Подготовка к затоплению. Жители города вывозят свое имущество на грузовиках и обозах.

Переселенцы вспоминали, что во время затопления на образовавшихся посреди воды островах можно было видеть напуганных животных, и люди из жалости делали для них плоты и валили деревья, чтобы перекинуть мост «на материк».

Дома раскатывались на бревна, сбивались в плоты и по реке сплавлялись на новое место.

В прессе того времени описывались многочисленные случаи «волокиты и путаницы, доходящей до явного издевательства» при переселении. Так «гражданин Васильев, получив участок, посадил на нем яблони и построил сарай, а через некоторое время узнал, что участок признан непригодным и ему дают новый, на другом конце города».

А гражданка Матвеевская получила участок на одном месте, а дом ее строят в другом. Гражданина Потапова гоняли с участка на участок и в конце концов вернули на старый. «Разборка и сборка домов происходит крайне медленно, рабочая сила не организована, десятники пьянствуют, а управление строительства старается не замечать этих безобразий», – сообщает неизвестная газета из экспозиции музея Мологи. Дома по несколько месяцев лежали в воде, дерево отсыревало, в нем заводились вредители, часть бревен могли потерять.

На месте центральной площади Мологи.

По сети гуляет фотография документа, называющегося «Рапорт начальнику Волгостроя-Волголага НКВД СССР майору госбезопасности тов. Журину, написанный начальником Мологского отделения лагпункта Волголага лейтенантом госбезопасности Скляровым» Этот документ даже цитируется Российской Газетой в статье о Мологе. В документе сказано, что при затоплении покончили с собой 294 человека:

«В дополнение к ранее поданному мною рапорту докладываю, что количество граждан, добровольно пожелавших уйти из жизни со своим скарбом при наполнении водохранилища, составляет 294 человека. Эти люди абсолютно все ранее страдали нервным расстройством здоровья, таким образом, общее количество погибших граждан при затоплении города Мологи и селений одноименного района осталось прежним – 294 человека. Среди них были те, кто накрепко прикрепляли себя замками, предварительно обмотав себя к глухим предметам. К некоторым из них были применены методы силового воздействия, согласно инструкции НКВД СССР».

Однако в архивах Рыбинского музея такой документ не значится. А мологжанин Николай Новотельнов, очевидец затопления, и вовсе сомневается в правдоподобности этих данных.

«Когда затапливали Мологу, переселение было закончено, и в домах уже никого не было. Так что выходить на берег и плакать было некому, – вспоминает Николай Новотельнов. – Весной 40 года закрыли створки плотины в Рыбинске, и вода постепенно начала прибывать. Весной 41 года мы сюда приезжали, ходили по улицам. Кирпичные дома еще стояли, по улицам можно было пройти. Молога затапливалась 6 лет. Только в 46 году была пройдена 102 отметка, то есть полностью заполнилось Рыбинское водохранилище».

Мологжанин Николай Михайлович Новотельнов на развалинах своего города. Сейчас Николаю Новотельнову 89,5 лет, а во время затопления было 15, он один из немногих остающихся в живых очевидцев переселения.

Для переселения в деревнях выбирались ходоки, они искали подходящие места и предлагали их жителям. Мологе определили место на слипе в городе Рыбинске.

Взрослых мужчин в семье не было – отца осудили как врага народа, а брат Николая служил в армии. Дом разобрали узники Волголага, они же заново и собрали его на окраине Рыбинска посреди леса на пнях вместо фундамента. При транспортировке несколько бревен потерялось.

Зимой в доме стояла минусовая температура и померзла картошка. Коля с мамой еще несколько лет затыкали дыры и своими силами утепляли дом, чтобы разбить огород им пришлось корчевать лес. Привыкший к заливным лугам домашний скот, по воспоминаниям Николая Новотельнова, почти у всех переселенцев погиб.

Николай Михайлович Новотельнов

– Что тогда говорили про это люди, стоило ли затопление результата?

– Была большая пропаганда. Людей настраивали, что это необходимо для народа, необходимо для промышленности и транспорта. До этого Волга была несудоходная. Мы в августе-сентябре переходили Волгу пешком. Пароходы ходили только от Рыбинска до Мологи. И дальше по Мологе до Весьегонска. Пересыхали реки, и по ним прекращалось всякое судоходство. Промышленности нужна была энергия, это тоже положительный фактор. А если смотреть с позиций сегодняшнего времени, то окажется, что все это можно было и не делать, это было экономически нецелесообразно.

Читать еще:  Рыбалка на озере Паанаярви

Богоявленский собор, фото начала ХХ века.

Судя по характерным отметинам от прутьев в бывшем основании ограды, можно понять, что собор находился именно здесь. Это все, что от него осталось.

На месте собора установлен памятный знак «Прости гор. Молога». У его основания собрано что-то вроде самодельного мемориала – различные вещи, найденные в руинах. Кто-то принес и оставил хлеб и траву.

Максим Алексашин, 24 года, студент из Москвы.

Максим Алексашин, 24 года, студент из Москвы. Приехал на выходные, чтобы, пока еще молодой, испытать себя в противоборстве с природой и посмотреть на Мологу. Дошел до руин Мологи с большой земли вброд (около 10 км).

«Поначалу сам пожалел, что пошел, думал, не дойду», – рассказывает необычный гость. Впечатления от руин мрачные: «Грустно конечно, раньше тут жизнь была, а теперь волны да чайки».

Сперва Максим решил остаться на отмели на ночь, чтобы посмотреть, как это все выглядит в темное время суток и «поснимать звезды». Но ближе к вечеру стало холодать, а у Максима для ночевки была только рубашка с коротким рукавом и туристический коврик. Когда работавшие на острове журналисты уже отводили лодки, Максим передумал и попросился с ними на большую землю.

Плакат времен строительства.

Специалисты до сих пор спорят о точном количестве жертв Волголага. По данным специалистов, печатающихся на портале сталинизм.ру, смертность в лагере была примерно равной смертности в целом по стране.

А Ким Катунин, один из узников Волголага, в августе 1953 года стал свидетелем того, как сотрудники подлежащего ликвидации Волголага пытались уничтожить личные дела заключенных, сжигая их в топке парохода. Катунин собственноручно вынес и сохранил 63 папки документов. По данным Катунина, в Волголаге нашли свою смерть около 880 тысяч человек.

Преступление сталинизма: Трагедия русского города Молога

Затопленный город возвращается к нам вопросом: не слишком ли дорогая была цена?

Почти 300 человек добровольно пожелали уйти из жизни при наполнении Рыбинского водохранилища
В центральной России есть город, по улицам которого давно плавают. рыбы. Китеж советского периода ушел под воду 80 лет назад. Судьбу затопленной тогда земли добровольно разделили почти 300 человек, пожелавших утонуть вместе со своими избами.

Роковые четыре метра

Изредка, словно для того, чтобы у людей не заилилась память, город возвращается из небытия. Впервые это случилось в 1972 году. Вода по какой-то причине спала, и улицы хорошо «читались»: вдоль них еще стояли пеньки от спиленных телеграфных столбов, видны были фундаменты. Первый раз с момента затопления бывшие жители бывшей Мологи сумели навестить родные могилы: деревянные кресты, конечно, сгнили, но гранитные памятники остались невредимы. Покинувший Мологу подростком, а ныне — 86-летний ветеран войны из Рыбинска Николай Михайлович Новотельнов нашел груду печного кирпича на месте своего дома по Коммунистической улице, 93, прошелся по главной городской площади, по каменным мостовым.

Еще раз упраздненный город заявил о себе через двадцать лет. На целых три года вода схлынула с его улиц, которые даже начали зарастать ивняком, иван-чаем и прочей земной растительностью. Но потом вода поглотила его опять. В навигацию над коммунистическим Китежем ставится черный бакен М1 — мелководье.

. Когда-то на месте Рыбинского водохранилища было ледниковое озеро. Постепенно оно обмелело, и вместо него образовались две реки — Молога и Шексна, а между ними богом благословенная местность — пойменные луга, сосновые и дубовые леса, благодатная почва. Мологские покосы были известны далеко за пределами Ярославской губернии — духовитое и ценное здешнее сено поставляли даже для императорской кавалерии. Благодаря этой же травке славились мологские молоко, масло и сыры, занимавшие призовые места на сельхозвыставках. Для сытой и спокойной жизни здесь было все.

Но молодой Стране Советов требовалась электроэнергия — и благодатный край был принесен в жертву лампочке Ильича. К тому же Волга становилась более полноводной выше Рыбинска, за счет чего обеспечивался судоходный подход к каналу имени Москвы.

14 сентября 1935 года председатель Совета народных комиссаров Вячеслав Молотов и секретарь центрального комитета ВКП (б) Лазарь Каганович подписали постановление о строительстве гидроузлов в районе Углича и Рыбинска. А чтобы стройка коммунизма (Волгострой) обошлась подешевле, в системе НКВД был организован Волголаг — волжский исправительно-трудовой лагерь в поселке Переборы под Рыбинском, куда свозили десятки тысяч заключенных, в том числе политических.

По первоначальным планам, высота зеркала воды будущего водохранилища должна была составлять 98 метров над уровнем моря и затоплению подлежали примерно 2500 квадратных километров суши, то есть «море» получалось почти в два раза меньше нынешнего. Город Молога с его семью тысячами жителей в зону затопления не попадал. Однако очень скоро, в январе 1937 года, мощность будущей Рыбинской ГЭС решено было увеличить с 200 МВт до 330, что было возможно лишь за счет поднятия зеркала воды в водохранилище до отметки в 102 метра над уровнем моря. А это увеличивало площадь затопляемых земель (реки-то равнинные!) еще на две тысячи квадратных километров, возникал самый большой на тот момент искусственный водоем в мире. Город Молога лежал на отметке 98-100 метров над уровнем моря, поэтому в «утопленники» попадал автоматически.

О том, что земля скоро уплывет у них из-под ног, жителям Молого-Шекснинского междуречья сообщили в 1936 году. Многие поначалу не поверили — настолько бредовыми казались планы. Но вскоре на Волге, у поселка Переборы под Рыбинском, началось строительство плотины и шлюзов, а в нескольких километрах от них на Шексне — самой Рыбинской ГЭС.

По домам пошли оценщики, в лесах завизжали и застучали пилы и топоры, начали взлетать на воздух церкви. Очищая ложе будущего водохранилища от всего, что могло помешать судоходству, волгостроевцы валили сосны и дубы, взрывали кирпичные постройки. Владельцам деревянных домов предписано было разобрать их по бревнышку и перевезти или сплавить по воде до нового места жительства.

В архивах Рыбинского историко-архитектурного музея-заповедника хранится масса писем вынужденных переселенцев, в которых они просят начальство не выселять их «под зиму», подождать до весны, чтобы не собирать избы из невысохших после сплава бревен. Но начальство было неумолимо и в 37-м году, и в 38-м, и в 39-м, хотя до затопления оставалась еще уйма времени: если предписано разбирать и сплавлять дом в октябре — значит, будет октябрь. Дома раскатывались, из бревен делались плоты, на них складывалась домашняя утварь. На этих же плотах уплывали и люди — как те же бревна, отпиленные от корней. Их малой родины больше не существовало. В указе о ликвидации Мологского района Ярославской области было сказано: «Считать упраздненными город Мологу и сельские советы: Бабкинский, Кулигский, Леонтьевский, Новолокский, Рындинский и Становский».

Поздней осенью перебирался с матерью на новое место и 14-летний мологский паренек Коля, Николай Михайлович Новотельнов, один из немногих оставшихся свидетелей тех страшных событий. Поскольку взрослых мужчин в семье не было (отца, происходившего из семьи потомственных купцов, осудили как врага народа, старший брат служил в армии), их дом раскатали заключенные Волголага. Они же его и поставили — из мокрых бревен, на краю Рыбинска, посреди леса, на пнях. В процессе доставки до места несколько бревен потерялись, да и усердия особого строители не проявили. В результате зимой в избе была минусовая температура, замерзала картошка. Мать с сыном потом еще несколько лет затыкали дыры в стенах и утепляли дом своими силами.

Чтобы что-то посадить, пришлось корчевать лес. Переселенцы долго жили без электричества, колодцев, дорог, нормального снабжения продуктами. Привыкший к мологскому разнотравью домашний скот, перевезенный в Рыбинск с неимоверными усилиями, от смены «рациона» почти у всех вскоре погиб.

Колокольни над водой

Событие, ради которого мологжан согнали с насиженных мест, произошло за два месяца до начала войны. 14 апреля 1941 года были закрыты створы построенных гидротехнических сооружений, и воды Волги, Мологи и Шексны, наткнувшись на преграду, начали разливаться по окрестностям. Тогда этот день считался днем рождения водохранилища и был праздником. С 1991 года это — день памяти Мологи.

Громадная чаша рукотворного моря наполнялась шесть лет — до 1947 года. Вода затопила 740 населенных пунктов, три монастыря, больше 50 церквей и кладбищ при них, 80 тысяч гектаров уникальных заливных лугов, почти столько же пахотных земель, 250 тысяч гектаров лесов. Сколько при этом погибло лесных животных — такого учета не вел никто вообще. Переселенцы вспоминали, как на образовавшихся посреди воды островках сидели напуганные зайцы, и люди, с жалостливостью Деда Мазая, делали для них плоты и валили деревья, сооружая мостки, чтобы зверьки могли перебраться «на материк». Но много ли они могли спасти этих зайцев.

Несмотря на прилагавшиеся усилия, взорвать все кирпичные строения и спилить все деревья на затопляемой территории волгостроевцы не успели, и после образования водохранилища над водой еще долго возвышались как пример ярого богоборчества около двадцати полузатопленных церквей и колоколен. Последняя из них рухнула только в 1997 году. Торчавший из воды лес тоже спустя годы «пропал» естественным путем.

Вода накрыла тысячи могил, которые переносить было категорически запрещено. Где-то там, под толщей воды, осталось и место упокоения известнейшего собирателя русских древностей Алексея Ивановича Мусина-Пушкина, нашедшего в ярославском Спасо-Преображенском монастыре «Слово о полку Игореве». Он умер и был похоронен в своем имении Иловна, что находилось в трех километрах от Мологи. «Уже бо, братие, не веселая година въстала. «

Но о самой страшной мологской трагедии свидетельствует один небольшой пожелтевший листок бумаги — рапорт начальнику Волгостроя-Волголага НКВД СССР майору госбезопасности тов. Журину, написанный начальником Мологского отделения лагпункта Волголага лейтенантом госбезопасности Скляровым (орфография и пунктуация сохранены):

«В дополнение к ранее поданного мною рапорта докладываю, что граждан добровольно пожелавших уйти из жизни со своим скарбом при наполнении водохранилища составляет 294 человека. Эти люди абсолютно все ранее страдали нервным расстройством здоровья, таким образом общее количество погибших граждан при затоплении города Мологи и селений одноименного района осталось прежним 294 человека. Среди них были те, кто накрепко прикрепляли себя замками предварительно обмотав себя к глухим предметам. К некоторым из них были применены методы силового воздействия, согласно инструкции НКВД СССР».

На этот документ, когда-то найденный в архивах Рыбинского музея-заповедника, ссылаются авторы большинства публикаций о Мологе, однако, по словам молодого директора Музея Мологского края Снежаны Евсеевой, вышеназванного рапорта сама она не видела и где этот документ находится и есть ли он в природе вообще, не знает. Возможно, он хранится в Угличском историко-архитектурном музее-заповеднике, но на запрос рыбинцев туда ответ не пришел. Что дало им повод засомневаться в реальности «самоубийственных» событий.

Впрочем, фотография рапорта выглядит весьма убедительно, а его содержание — тем более: такое придумать просто невозможно.

Кроме местных жителей, при строительстве ГЭС с 1936 по 1941 год погибли около 150 тысяч узников Волголага. По словам Снежаны Евсеевой, иногда за неделю умирали до двух тысяч человек.
Источник

Молога показалась из под воды или ода человеческой глупости.

В Ярославской области на Рыбинском водохранилище из воды показались постройки древнего города Молога, который был затоплен в 1940 году при строительстве гидроэлектростанции. Сейчас в регионе маловодье, вода ушла и обнажила целые улицы: видны фундаменты домов, стены церквей и других городских построек.
В эти дни Молога отметила бы юбилей — 865 лет.

Исчезнувший с лица земли более 50 лет назад город Молога в Ярославской области опять показался над поверхностью воды в результате пришедшего в регион маловодья, сообщает ИТАР-ТАСС. Он был затоплен в 1940 году при строительстве ГЭС на Рыбинском водохранилище.

Бывшие жители города пришли на берега водохранилища, чтобы понаблюдать за необычным явлением. Они рассказали, что из воды показались фундаменты домов и контуры улиц. Мологжане собираются навестить свои бывшие дома. Их дети и внуки на теплоходе «Московский-7» планируют доплыть до развалин города, чтобы походить по родной земле.

«Мы ездим навещать затопленный город каждый год. Обычно цветы и венки опускаем в воду, а священники служат молебен на теплоходе, но в этом году есть уникальная возможность ступить на сушу», — рассказал председатель общественной организации «Землячество мологжан» Валентин Блатов.

Город Молога в Ярославской области называют «Русской Атлантидой» и «Ярославским градом Китежем». Если бы его не затопили в 1941 году, то сейчас ему было бы уже 865 лет. Город располагался в 32 км от Рыбинска и в 120 км от Ярославля в месте слиянии реки Мологи и Волги. С 15-го до конца 19-го века Молога являлся крупным торговым центром, с населением в начале 20-го века 5000 человек.

14 сентября 1935 года было принято решение о начале строительства Рыбинского и Угличского гидроузлов, в результате чего город оказался в зоне подтопления. Изначально планировалось поднять уровень воды до 98 метров над уровнем моря, но затем цифра возросла до 102 метров, так как это давало повышение мощности ГЭС с 200 мегаватт до 330. И город пришлось затопить… Город был затоплен 13 апреля 1941 года.

Невероятно сочная трава росла на полях Мологи потому, что при весеннем разливе реки сливались в огромную пойму и на лугах оставался необычайно питательный ил. Коровы ели выросшую на нём траву и давали самое вкусное в России молоко, из которого на местных маслобойнях производили сливочное масло. Такого масла сейчас не получают, не смотря на все ультра современные технологии. Просто мологской природы больше нет.

В сентябре 1935 года было принято постановление правительства СССР о начале строительства Русского моря — Рыбинского гидроузла. Это подразумевало затопление сотен тысяч гектаров суши вместе с расположенными на ней поселениями, 700 деревень и город Молога.

На момент ликвидации город жил полноценной жизнью, в нём располагалось 6 соборов и церквей, 9 учебных заведений, заводы и фабрики.

13 апреля 1941 года был перекрыт последний проём плотины. Воды Волги, Шексны и Мологи стали выходить из берегов и затапливать территорию.

Самые высокие здания города, церкви сровняли с землёй. Когда город начали разорять, жителям даже не объяснили, что же с ними будет. Им оставалось только смотреть на то, как Мологу-рай превращали в ад.

Для работы пригнали заключённых, которые трудились днями и ночами, ломали город и строили гидроузел. Зэки умирали сотнями. Их не хоронили, а просто складировали и закапывали в общие ямы на будущем морском дне. В этом кошмаре жителям велели срочно собраться, взять только самое необходимое и отправляться на переселение.

Тогда началось самое страшное. 294 мологжанина отказались эвакуироваться и остались в своих домах. Зная это строители начали затопление. Остальные были насильно вывезены.

Спустя некоторое время началась волна самоубийств среди бывших мологжан. Они целыми семьями и по одному приходили на берега водохранилища топиться. Поползли слухи о массовых самоубийствах, которые доползли до Москвы. Было принято решение выселить оставшихся Мологжан на север страны, а город Мологу вычеркнуть из списка когда-либо существовавших. За упоминание его, особенно как место рождения, следовал арест и тюрьма. Город попытались насильно превратить в миф.

ГОРОД-ПРИЗРАК

Но Мологе не суждено было стать Градом Китежем или русской Атлантидой, навсегда погрузившимся в пучину вод. Её судьба страшнее. Глубины, на которых находится город, в соответствии с сухой инженерной терминологией называются «исчезающе малыми». Уровень водохранилища колеблется, и приблизительно раз в два года Молога показывается из воды. Обнажаются мощение улиц, фундаменты домов, кладбище с надгробиями. И приходят мологжане: посидеть на развалинах родного дома, посетить отеческие могилы. За каждый «низководный» год город-призрак платит свою цену: во время весеннего ледохода лед, как терка, скребет по дну на мелководье и уносит с собой материальные свидетельства прошлой жизни…

ПОКАЯННАЯ ЧАСОВНЯ

В Рыбинске был создан уникальный музей затопленного края.

Сейчас на оставшихся мологских землях располагается Брейтовский и Некоузский районы Ярославской области. Именно здесь в древнем селении Брейтово, стоящем у места впадения реки Сить в Рыбинское водохранилище, возникла народная инициатива построить покаянную часовню в память о всех затопленных монастырях и храмах, покоящихся под водами рукотворного моря. Само это старинное село явило образ трагедии русского междуречья. Попав в зону затопления, оно было искусственно перенесено на новое место, а исторические здания и храмы остались на дне.

В ноябре 2003 года появился первый памятник жертвам затопленного Мологского уезда. Это — построенная исключительно на людские пожертвования часовня на берегу Рыбинского водохранилища, в Брейтово. Это – память о тех, кто не захотел покинуть свою малую родину и ушёл под воду вместе с Мологой и затопленными деревнями. Это и память о всех погибших на строительстве ГЭС. Часовня получила название «Богородица-на-водах».

Покаянная часовня в Брейтово

Икона Божией Матери «Аз есмь с вами, и никтоже на вы» или Леушинская

Ярославский Архиепископ Кирилл благословил эту часовню посвятить Божией Матери «Аз есмь с вами, и никтоже на вы», иконе ставшей символом затопленной Руси, и святителю Николаю Чудотворцу, покровителю плавающих. Поэтому часовня получила также еще одно название Богородице-Никольская.

CHARMING RUSSIA

Интересные факты о русской истории, культуре, традициях.

  • Получить ссылку
  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Электронная почта
  • Другие приложения

МОЛОГА. История затопленного города.

В 1321 году появилось Моложское княжество — по смерти ярославского князя Давида сыновья его, Василий и Михаил, разделили его владения: Василий, как старший, наследовал Ярославль, а Михаил получил удел на реке Мологе.

В XV веке при Иване III, Мологское княжество вошло в состав Московского. Он же перенёс в Мологу ярмарку, ранее располагавшуюся в 50 км выше по реке Мологе в Холопьем городке. Она была крупнейшей в Верхнем Поволжье в конце XIV — начале XVI века, но потеряла затем своё значение в связи с обмелением Волги и перемещением торговых путей. Тем не менее, Молога оставалась значительным торговым центром местного значения.

Вплоть до революции 1917 года Молога – богатый купеческий город на перекрестке водных торговых путей – рек Шексны, Мологи и Волги.

К началу ХХ века в Мологе проживали пять тысяч человек. Действовали шесть соборов и церквей, девять учебных заведений, работало несколько фабрик и заводов.

Город Молога лежал на отметке 98 м над уровнем моря и, таким образом, попадал в зону затопления. Это подразумевало затопление сотен тысяч гектаров суши вместе с расположенными на ней поселениями, 700 деревень и город Молога.

13 апреля 1941 года был перекрыт последний проём плотины. Воды Волги, Шексны и Мологи стали выходить из берегов и затапливать территорию. Самые высокие здания города, церкви сровняли с землёй. Все здания нужно было сровнять по крайней мере до уровня второго этажа – чтобы в будущем они не мешали судоходству. Разумеется, проще всего было дома взрывать динамитом.

Бывшие жители Мологи помнят, как сносили Богоявленский собор. Построенное на века, могучее здание от первого взрыва лишь поднялось на воздух, а потом опустилось на свое место – целое и невредимое. Только четвертый или пятый заряд динамита смог разрушить собор.

Когда город начали разорять, жителям даже не объяснили, что же с ними будет. Им оставалось только смотреть на то, как Мологу-рай превращали в ад.
Для работы пригнали сотни тысяч заключённых, которые трудились днями и ночами, ломали город и строили гидроузел.
Как известно в те годы среди заключенных ГУЛАГа была немалая часть политических, то есть осужденных по 58-й статье УК РСФСР.
В Волголаге «политичеких» было примерно 15-20 процентов. Много было так называемых «отказников» которых привлекали к уголовной ответственности за отказ от работ, вплоть до расстрела.

Не секрет, что и Волголаг, и Волгострой находились в ведении НКВД и были, в сущности, одной организацией. НКВД СССР был образован в июле 1934 года. И новый наркомат, и Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) возглавил Генрих Ягода. В 1934 году Внутренней охране НКВД были переподчинены Конвойные войска СССР. 27 октября 1934 в ГУЛАГ перешли все исправительно-трудовые учреждения Наркомата юстиции РСФСР. «Крестным отцом» ГУЛАГа стал уроженец Рыбинска Генрих Ягода.

«Докладная записка прокурора Волгостроя и Волжского ИТЛ А.М. Склокина начальнику отдела по надзору за местами заключения Прокуратуры СССР В.П. Дьяконову о проверке заявления бывшего заключенного этого лагеря о злоупотреблениях лагерной администрации

«…Кому две недели на выезд дали, а кому – десять дней. Приехали, дом разломали: стены, крышу. Один только пол остался, да мебель на нем. Бревна увезли, а мы сидим: мамка наша, я – восьмилетняя, да сестренка, меня еще младше. Сидим за столом, дождь поливает сверху, а нам и укрыться негде. Когда за нами приедут, куда повезут, да и кто – неизвестно. Вот оно сиротство-то где…»

Долгие годы и десятилетия зловещий заговор молчания стоял над Мологой, а сама мологская тема была «запретной зоной». За весь более чем семидесятилетний советский период о Мологе не было сказано ни одного слова. «Наоборот, именно в эти годы, словно каленым железом, стали выжигать Мологу из памяти народной», – писал бывший мологжанин Ю.Нестеров, неутомимо собиравший материалы об этой трагедии.

В настоящее время уровень водохранилища колеблется, и приблизительно раз в два года Молога показывается из воды. Обнажаются мощение улиц, фундаменты домов, кладбище с надгробиями. Более 20 лет подряд собираются в Рыбинске на один день мологжане, чтобы символически «вернуться к родным берегам». Иногда это удается почти наяву, как случилось в 1992 — 1993 г.г., когда уровень Рыбинского моря понизился более чем на 1,5 метра, обнажив мостовые, узнаваемые, улицы города, контуры фундаментов, кованые решетки, могильные плиты на кладбище.

Останки Леушинского Монастыря

Возвращение памяти о затопленной русской земле в центре России оказалось возможным с открытием в 1995 году музея Мологи и Мологского края в здании бывшей часовни Афанасьевского монастыря, уцелевшей в черте города Рыбинска.

Уголок земли, угодный Богу,
Вешнею водою унесло.
Расскажи мне, мама, про Мологу,
Только не печально, а светло.
Расскажи о незабытом прошлом,
Не замытом сроком и песком,
Повтори, как тот узор на прошве,
Что в Мологе связан был крючком.
Не про то, как разрушали храмы,
На родных погостах жгли кресты, —
Расскажи, как перед образами
От мирской спасались суеты.
Как звучал призывно, вдохновенно,
Колокольный перезвон живой,
Как в субботу мыли непременно
В доме пол, до белизны, сдресвой
Не о том, как вынимая рамы,
Связывали гонки из домов,
Расскажи, как в ночь и утром ранним
Слушали последних соловьев.
. Да не ведать уж того Мологе,
Как, домой, вернувшись, соловьи,
Словно заплутавшие в дороге,
Мест своих родимых не нашли.
. Расскажи мне, мама, про Мологу,
Распахни в ушедшее окно,
Я себе возьму твою тревогу,
Расскажи . Но мамы нет давно.

Источники:

http://zen.yandex.ru/media/id/5d57cc191ee34f00add74eae/5d7e10ac79c26e00ae522586
http://otpusk-zdorovo.ru/mologa-zatoplennyj-gorod-russkaya-atlantida/
http://www.pravmir.ru/mologa-gorod-utoplennik-kotoryiy-inogda-vozvrashhaetsya/
http://vitalidrobishev.livejournal.com/7219872.html
http://filin-dimitry.livejournal.com/225433.html
http://www.charmingrussia.ru/2013/10/blog-post_23.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector
×
×