53 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Клухорское озеро

Через Клухорский перевал летом 1964 г

Летом 1964 года мы с Игорем Морозовым, через Теберду и Бадукские озёра добрались до Домбая, где уговорились дождаться прибытия Валеры Богданова, чтобы присоединившись к какой-нибудь туристской группе пройти через Клухорский перевал.

Слово «домбай» означает по-карачаевски «зубр». Когда-то в горных лесах бродили целые стада этих могучих животных.
Домбайская поляна, межгорная котловина у подножия северного склона Главного Кавказского хребта, живописнейшая курортная местность, с высокогорными озерами, водопадами, горными ручьями и речками и источниками лечебных минеральных вод.
С Домбайской поляны на юго-восток хорошо виден мощный скалистый массив Домбай-Ульгена (Убитый Зубр), состоящий из 3-х вершин, главная из которых имеет высоту 4046 м. Вершины горных хребтов покрыты вечными снегами и ледниками.

Мы поставили палатку на большой поляне примыкающей к рубленному из бревен зданию турбазы Солнечная долина, где стояло еще полтора десятка палаток. Над одной из них нас привлек флаг с надписью «Дзержинец». Но это оказались не наши курсанты, как мы с Игорем вначале подумали, а группа московских школьников из клуба с таким названием.

Поговорив несколько минут, мы поняли, что с ними лучше не иметь общего дела. Ребята показались заносчивыми, а на наше предложение присоединиться к ним для перехода через Клухорский перевал, ответили, что им надо посоветоваться.

Мы раскланялись и перешли к следующему костру. Это оказалась группа туристов из Мурманска, с турбазы «Рыбак Заполярья». Мы знали, что «Рыбак» находится рядом с турбазой МО «Кудепста», где мы рассчитывали провести «морскую» часть нашего отдыха. Эта группа нам, подходила. Тем более мурманчане оказались значительно дружелюбнее москвичей, и мы договорились, что завтра пойдем вместе с ними.

К вечеру нас нашел Валера Богданов, и наш маленький курсантский коллектив был в сборе.
Рано утром группа мурманских туристов, к которой мы присоединились, вышла из Домбайской поляны в направлении на Теберду.

У слияния рек Гоначхир и Аманауз дорога разветвляется. Наша дорога выходит к берегу Гоначхира и поворачивает на восток, к Клухорскому перевалу. Через реку Гоначхир переброшен мост. У развилки дороги остановились полюбоваться видами. Гоначхир в переводе значит «узкое место» и это название вполне оправдывается: только река и узкая полоса дороги помещаются в ущелье.
Противоположный склон весь в зелени, сплошной моховой ковер покрывает скалы и камни. Поток воды в реке стремителен и нередко уходит под навесы подмытых скал. На скалах можно видеть и углубления — котлы, промытые водой, когда уровень дна был выше.
Двумя серпантинами, дорога поднимается высоко над рекой и, обогнув поворот, снова уходит в лес. С поворота открывается вид на только что пройденную теснину Гоначхира.

Переходим мост через Гоначхир, ведущий на левый берег. В долине правый солнечный склон покрыт сосновым лесом, левый затененный темнохвойными породами (пихтой и елью). На склонах, по пути движения снежных лавин, лежат широкие полосы угнетенного лиственного леса и кустарников.

Через три километра, за небольшой открытой поляной, дорога, переходит по мосту на левый берег. Но через четыре километра снова возвращается на правый. За вторым мостом с поляны открывается вправо вид на долину реки Бу-Ельгена.

В глубине ее возвышается огромная стена Домбай-Ельгена. Немного выше моста сливаются реки Северный Клухор и Бу-Ельген, ниже которых река принимает название Гоначхир.

За смешанным лесом встречается большая, открытая поляна-это пойма реки Северный Клухор. Впереди видны вершины Хокель и Чотча. Влево, у склона, небольшое останцевое озеро-Туманлы-кель.
Большой привал с обедом решили сделать на берегу озера Туманлы-кёль. В специально отведенном месте развели костёр и сварили пшенную кашу с говяжьей тушенкой. На десерт чай с сахаром. Наши мурманские спутники варят что-то своё.

Руководитель их группы не делал нам предложений присоединиться, и мы решили не пытаться влиться в их коллектив, а сохранять дружеский нейтралитет. В их группе в основном школьники старших классов, и мы с интересом поглядываем на их девушек.
Немного отдохнули и снова в путь.
По широкой пойме разливаются Северный Клухор и его притоки. От озера дорога идет по безлесному склону, постепенно набирая высоту. По пути встречаются бурные потоки: Кти-Муруджу и Аручат.

За рекой Аручат растет высокоствольный хвойный лес, редкий на этом высокогорье. Короткими серпантинами дорога поднимается по склону и выходит на каменистую поляну. Отсюда виден водопад реки Северный Клухор при выходе его из озера, а также и последний подъем к нему, серпантином по крутому склону.

Ниже дороги виднеются домики метеостанции. Вскоре уставшая группа входит в туристический лагерь «Северный приют». Здесь, перед выходом на Клухорский перевал, останавливаемся на ночевку. Вскоре начинает темнеть. Разводим костер, варим нехитрую еду и, посидев с новыми спутниками у костра, ложимся спать. Завтра почти 30 километровый путь от Северного до Южного приюта.
В семь часов подъем. Нехитрый завтрак, и снова в путь.
От Северного приюта к перевалу можно пройти по надежной тропе, но она слишком крутая для нашей группы и инструктор предложил идти по серпантину дороги. Чем выше поднимается дорога, тем шире раскрывается вид.

Постройки внизу на Северном приюте кажутся совсем маленькими. Бесчисленные повороты утомляют, иногда хочется «срезать» участок, значительно сократив путь, но мы решили не покидать группу. Через несколько часов утомительного подъема справа показалось живописное озеро Клухор.

Оно лежит в глубокой скальной выемке. Его размеры около 500 метров, вода имеет зеленовато-бирюзовый цвет. Из озера вытекает поток реки Северный Клухор, который через несколько метров обрушивается со скал Клухорским водопадом. С юга к нему спускается пологий Клухорский ледник.

Сходим с дороги, и у озера делаем остановку на обед. От озера — широкий вид на долину Гоначхира и Тебердинский участок Главного хребта. Пообедав и отдохнув, направляемся в путь. У истоков реки Клухор, через импровизированную переправу, переходим реку и, минуя сглаженные камни, «бараньи лбы», как назвал их проводник, поднимаемся по тропе, огибая озеро.

А оставленная нами дорога ведет кружный подъем с другой стороны озера. Вот уже крутая тропа пошла по снежнику, идти становится всё труднее, сказывается высота. Наконец по крутой осыпи взбираемся на гребень главного Кавказского хребта. Делаем краткую остановку. Внизу зеленеет Клухорское озеро.

Над ним возвышается скальная громада Клухор-баши с серпантином Военно-Сухумской дороги. Хорошо видны долины Южного Клухора, Клыча, Клычского хребта, в сторону же Теберды вид закрыт. От перевальной седловины до Южного приюта еще полтора километра по высоте и часа четыре хода по времени.

По крутой осыпи спускаемся к пологой части долины, дно которой устилает заболоченный луг, и через полтора километра выходим к большому камню. Отсюда пешая тропа устремляется круто вниз, срезая зигзаги старой дороги. При спуске, правее горы Клыч-Каракая, хорошо виден край ледника.

Тропа бежит вдоль главного Кавказского хребта и вскоре входит в зону альпийских пастбищ. Через ручей с водопадом переправляемся по снежному мосту. Спуск становится круче. Слева появляется Нахарский водопад и над ним — просторная травянистая седловина перевала Нахар.

Серпантины старой дороги идут по обоим каменистым бортам долины. Ущелье поворачивает на юг, а мы движемся его правым бортом . По пути попадаются снежники, остатки весеннего схода лавин. Спускаемся по криволесью, состоящему из каменной березы, клёна и бука. Прямо на дорогу хлещут со скал водопады.

Последние километры до Южного приюта идем по старой Военно-сухумской дороге. Южный приют расположен в верховьях Кодорского ущелья, на правом берегу Клыча на высоте 1250 м над уровнем моря, среди громадных пихт. Рядом нарзанный источник и вход в ущелье Ачапара.

В Южном Приюте, туристскую группу, к которой мы примкнули, ожидала машина, но мест для нас в автобусе не было. Поэтому мы решили заночевать, а на следующий день идти в направлении на село Ажары, до которого по шассе около 20 километров.
Попрощавшись с группой, пошли к Нарзанным источникам, находящихся рядом с хижинами Южного приюта, во круг речки, впадающего в Клыч . Там , найдя подходящую площадку, развели костер, поужинали и, поставив палатку легли спать.

На следующее утро, перешли по мосту через Клыч и вышли на Военно-Сухумскую дорогу, идущую левым берегом над рекой. Примерно через два часа хода, сверху, с дороги увидели Клычский водопад. Подошли ближе и сделали небольшую остановку, наблюдая, как вода мощной струей падает с 50-метрового уступа.

После Клычского водопада дорога пошла монотонно вниз, среди могучих широколиственных лесов из бука, березы и клена. Еще через час хода, справа от дороги показались руины крепостных стен, сложенных из хорошо обработанных каменных блоков. Здесь в раннем средневековье проходили оборонительные рубежи Абхазского царства.

Бегло осмотрев крепость, пошли дальше и вскоре вошли в сванское селенье Омаришару, раскинувшееся по обе стороны Военно-сухумской дороги. Сразу за Омаришарой от асфальтированного шоссе отделилась дорога, идущая по правому берегу реки Гвандры, притока Клыча, а основная дорога прошла по мосту и далее, по левому берегу Гвандры, в селенье Генцвиши, расположенному в обширной зеленой котловине вблизи слияния Клыча и Гвандры.

После слияния река именуется Кодором. Часть села Генцвиши находится на правом берегу Кодора. Туда и привела наша дорога, проходящая через мост, в полукилометре ниже слияния рек. Кодорское ущелье от места слияния рек до правого притока Кодора

Чхалты представляет собой широкую спокойную долину. В нем привольно раскинулось утопающее в садах селение Ажара — центр Абхазской Сванетии. После присоединение этих мест к Российской империи все горское население Кодорского ущелья переселилось в Турцию, а в конце 19 века эти места заняли выходцы из Сванетии.
В то лето, когда мы там были, Ажара представляло собой большое село, с тремя тысячами жителей. В селе находилась контора лесхоза, лесопильный завод, правление колхоза, почта, магазин. Тогда мы и предположить не могли, что через тридцать лет эти места станут ареной новых боевых действий.

Сначала при противостоянии Грузии и Абхазии. В этой войне местные сваны будут воевать на стороне Грузии. Потом при наведении «конституционного порядка», когда полевые командиры Кодорского ущелья будет воевать с Грузией.

В 2008 году, во время нападения Грузии на Южную Осетию, абхазские подразделения выбьют грузинские войска из Кодорского ущелья. А вместе с грузинскими войсками уйдет, бросив свои дома, почти все сванское население Абхазской Сванетии. А тогда, в июле 1964 года,мы зашли в сельское кафе, заказали по тарелке харчо, и по порции чебуреков.

Читать еще:  Гусь

Пока мы обедали и рассуждали, как нам быть дальше, у кафе остановился автобус с военными номерами. Это оказался транспорт военной турбазы «Кудепста», который вез группу туристов с Южного приюта. Инструктором группы оказался знакомый Игорю парень, с которым он ходил в поход два года назад. Места в автобусе были, и о том, как нам добираться до Кудепсты, можно было не думать.

К 22 часам вечера мы оказались на турбазе, и отложив вопрос о переговорах с руководством до утра, отправились на знакомую поляну, где нам разрешали ставить палатку прошлым летом.
Оставшаяся часть отпуска прошла в Кудепсте. Она мало отличалось по содержанию от прошлогоднего отдыха. Днем пляж, вечером танцы или романтические прогулки под луной.

Исключение составила только поездка на мыс Пицунду, где мы провели три дня, загорая и купаясь в самой прозрачном, на всём Черноморском побережье, море, разбивая на ночлег палатку под кронами длиннохвойных сосен реликтовой рощи.

Идентичность сезона и места, привели к тому, что в моей памяти перепутались события тех лет. И когда в 2010 году по Интернету я получил неожиданное письмо – напоминание о тех далёких, счастливых годах, то я так и не смог с уверенностью сообразить, в каком году происходили эти романтические встречи в 1963 или 1964. Хотя сразу вспомнил юную, симпатичную Леночку, с которой дружил в то лето.

Мой корреспондент, случайно наткнувшись на мою страницу в Прозе.ру, пишет:
« … казалось, что я узнала бы тебя, даже не зная имени автора. Странно было, потом увидеть себя в квартире на юго-западе Москвы, а не посреди огуречного поля в Кудепсте». Огуречного поля я уже не помню, а вот Леночкины выразительные глаза и пышные, светлые волосы до сих пор стоят перед глазами, когда вспоминаю тот летний отдых.
Великая вещь – Интернет!

Клухорский перевал

Военно-Сухумская дорога, построенная в конце XIX столетия, считается самой красивой из трех перевальных дорог, соединяющих Черноморское побережье с Предкавказьем. И самый живописный ее участок «Теберда — Клухорский перевал» стал излюбленным туристским маршрутом.

Этим путем туристы обычно отправляются на побережье Черного моря к Сухуми, до которого от Теберды 171 километр.

Первые 34 километра от турбазы до Северного Приюта туристы проезжают в автобусе. Дорога вьется по берегу реки Теберды. За окном автобуса бегут сосновые леса, сменяющиеся затем выше вверх по долине темнохвойными. Слева поднимаются крутые лесистые склоны, справа в просветах между деревьями мелькает широкая пойма реки, разделенная протоками на низкие островки. Время от времени встречаются лесные полянки, окаймленные светлой зеленью берез и буков.

В 5 километрах от поселка дорогу пересекает бурный поток, носящий звучное название «Шумка». Отсюда шоссе делает крутой поворот и через 3—4 километра выбегает на широкую поляну Чомалов кош. Ровной лентой дорога пересекает поляну и снова ее с обеих сторон обступают темные ели и пихты. Вскоре дорога выбегает к мостику через широкий грохочущий поток Уллу-Муруджу (Большая Муруджу), один из самых крупных притоков Теберды.

Затем дорогу пересекает еще один приток Теберды — Гедейж. За ним — поляна Кеп-тала, на которой находится кордон заповедника. В километре от поляны слева появляется заболоченный участок с сухими, отмершими стволами деревьев, напротив — так называемая; Цветочная поляна, по ней протекает небольшая прозрачная: речка. Здесь установлен памятник бойцам, строителям дороги в годы войны.

На 15-м километре, минуя дом дорожных ремонтников, дорога выходит к берегу реки Гоначхир и здесь раздваивается: одна идет на юг через Гоначхирский: мост — это дорога на Домбай, другая поворачивает на восток, в узкое ущелье Гоначхира и вьется, поднимаясь крутыми серпантинами, над неистово клокочущей рекой, зажатой в каменные тиски.

За рекой, спускаясь к самому берегу, подобрались островершинные темно-зёленые ели, мягкий, пушистый ковер мхов покрыл скалы и валуны. А на противоположном, солнечном склоне, по недоступным, обрывистым скалам высоко вверх взбираются неприхотливые красноствольные сосны. Здесь сухо и жарко, пахнет смолой и можжевельником, дремлют на теплых камнях юркие скалистые ящерицы. А дорога бежит все дальше и дальше и на 19-м километре выходит к кордону заповедника «Гоначхир».

За кордоном справа на небольшой полянке братская могила со скромным обелиском. Здесь — похоронены бойцы строители дороги, погибшие под лавиной в 1944 году.

Еще несколько километров пути — и долину перекрывает огромный конус выноса лавины, зарастающий молодым берёзовым лесом. В этом месте сливаются реки Северный Клухор и Бу-ульген, образуя реку Гоначхир. Дальше широко раскинулась пойма реки Клухор. Это дно большого приледникового озера, занимавшего ранее площадь 600—-800 гектар (5,5 километра длины и 1 — 1,5 километра ширины).

В настоящее время днище его заполнено галечником, и река здесь образует бесчисленное количество проток, между которыми участки осоковых болот чередуются с лугами, куртинами ивы и березы. И только у подножья Гоначхирского хребта сохранилось небольшое удлиненное озеро Туманлы-кёль, или «Форельное озеро» с удивительно прозрачной чистой голубоватой водой. Наибольшая глубина его 23 метра.

Северный берег озера крутой и высокий. С него веселыми струйками сбегает небольшой ручей. Остальные берега — : плоские. В теплые летние дни здесь вполне можно купаться, так как вода хорошо прогревается солнцем. В озере обитает крупная форель, достигающая 3 килограмм веса. Склоны хребтов над озером почти безлесны в результате схода снежных лавин, достигающих в иные годы большой мощности и огромной разрушительной силы.

В 1963 году,например, рухнувшая в озеро лавина, расплескала его воду до самой реки, и летом вместо голубого чистого зеркала взору проезжающих открывались грязные глыбы нерастаявшего снега. Только к осени окончательно растаял снег и восстановилось озеро. Недалеко от озера открывается слева ущелье Гитче-Муруджу (Малая Муруджу) со склонами поросшими пихтовыми лесами с небольшой примесью сосны.

До самого Северного Приюта тянутся пихтовые леса с разрывами на лавиностоках. Северный Приют — туристский лагерь, откуда группы туристов в организованном порядке направляются через Клухорский перевал. Здесь же находится действующая круглый год высокогорная метеостанция.

За рекой — каменные уступы горы Чотча, покрытые березовым криволесьем и высокоствольными темными пихтами. Под их пологом сплошные заросли рододендрона кавказского. Изредка здесь встречается и рододендрон понтийский. С запада подножье горы огибает широкая и короткая долина реки Чотча.

Дальнейший путь туристы совершают пешком, отправляясь к Клухорским озерам, перевалу и к Черному морю. Хотя здесь и имеется дорога, уходящая вверх, короткими головокружительными серпантинами почти к самому перевалу, но по ней не всегда можно проехать, так как часто она бывает — засыпана обрушившимися сверху камнями.

Более короткий путь к перевалу по крутой тропе, берущей начало на разреженной лесной опушке, заросшей субальпийским высокотравьем гигантскими борщевиками и дудниками, среди которых мелькают темно-пурпуровые и серно-желтые свечки мытников, оранжевые шляпки девясила, фиолетовые и голубоватые колокольчики. На каменистых россыпях — заросли; малины.

Тропа становится все круче и круче и наконец подходит к первому водопаду. Это Северный Клухор, прорезав сглаженные ледником скалы, спадает в Хоккельскую долину и сливается здесь с рекой Хоккель. Выше водопада горизонт расширяется. Тропа выходит в широкую котловину, по днищу которой течет Клухор.

К самым его берегам по северному склону спускаются заросли рододендрона кавказского, ими широкими ложбинами сбегают вниз лиловые «потоки» герани, покрытые то темной зёленью брусники, то ярко-желтой ветреницей. А в конце лета появляются оранжевые огоньки шафрана Шарояна, древнего растения, пришедшего к нам из засушливых мест Средиземноморья.

Животные встречаются здесь крайне редко: они избегают мест, часто посещаемых людьми. Лишь изредка легкой тенью скользнет между скал изящная серна, где-то вверху, в горах мелькнет четкий силуэт могучего тура и снова пусто, доносится только звук камешков, сорвавшихся из-под торопливых копыт.

Еще реже ранним утром или на вечерней заре с протяжным свистом, рассекая воздух, промчится над ущельем крупная черная птица и опустится на поросший рододендроном склон. Это кавказский тетерев прилетел полакомиться нежной зеленью альпийских трав.

Впереди виден подъем к озеру, из которого небольшим ручьем выбегает Северный Клухор, низвергающийся затем высоким и шумным водопадом. По обеим сторонам его, ближе к воде — нежно-сиреневые шапки примулы ушковатой и сердечника, чуть дальше — целое море золотистых головок сон-травы и купальницы.

Последний подъем — и дорога выходит к округлому голубовато-зеленому Клухорскому озеру, лежащему в каменной чаше на высоте 2700 метров над уровнем моря. Площадь его 12 гектар, наибольшая глубина 30 метров. Оно только в июле освобождается ото льда, а в конце сентября уже замерзает. Питают его потоки из двух ледников, один из которых — Клухорский за последние годы значительно отступил, образовав новое озеро, постоянно покрытое льдами.

Относительно пологий южный берег Клухорского озера пестрит желтыми, зелеными и голубыми пятнами альпийских ковров. С востока и северо-востока оно окружено мрачными громадами почти отвесных скал с длинными шлейфами серых каменистых осыпей и белыми карнизами снегов.

Рано утром в этих местах нередко можно, слышать громкий свист перекликающихся уларов, хотя самих птиц увидеть очень трудно. Они чрезвычайно осторожны и при малейшей опасности искусно прячутся между камней.

Над озером справа есть памятник, установленный на братской могиле советских бойцов, погибших здесь в августе 1942 года в схватке с немецко-фашистскими захватчиками. На противоположной стороне озера видна; пробитая в каменной стене лента старой Военно-Сухумской дороги. Тропа поднимается по скалам, оставляя озера слева, идет на ледник и по плотному фирновому снегу выходит к седловине перевала (2786 метров), на котором стоит обелиск.

Здесь после ожесточенных боев во время Великой Отечественной войны были остановлены фашистские войска, стремящиеся прорваться, через Клухорский перевал к Черному морю. Тропа спускается по крутому южному склону Главного Кавказского хребта — среди огромных глыб гнейсов, гранитов, сланцев — следов отступившего ледника. Через 4—5 часов ходьбы показываются домики Южного Приюта. До Сухуми остается 109 километров.

Озеро Туманлы-Кель в Домбае

В Гоначхирском ущелье на Кавказе есть небольшое озеро, где водится много форели. Оттого в народе его чаще называют Форелевое озеро, и в Домбае это отдельная достопримечательность. Вот только приезжают сюда не рыбачить, а знакомиться с природой.

С карачаевского озеро Туманлы-Кель переводится как «туманное», оно расположено на высоте 1850 метров над уровнем моря в Домбае. Глубина водоема — около четырех метров, а вода к середине лета здесь прогревается примерно до +20 градусов. В окрестностях поселка это чуть ли не единственное озеро в горах, куда принято добираться на машинах, а не пешком, потому что есть асфальтированная дорога.

Адрес: Домбай, Гоначхирское ущелье

Координаты: 43.285201, 41.792897

Режим работы: круглосуточно

История

Считается, что Туманлы-Кель — это все, что осталось от огромного древнего озера моренного происхождения. Возраст современного водоема оценивают примерно в две тысячи лет.

Читать еще:  Стикбейты

Дорогу через Клухорский перевал построили еще в царские времена, в 1903 году. А в 1947-м сюда проложили асфальт — это часть Военно-Сухумской дороги, которая соединяла Ставропольский край с Абхазией. После вооруженного конфликта 1992 года дорогу закрыли, и пересечь границу по ней сейчас нельзя. Зато можно добраться до Форелевого озера.

В советское время этот участок был частью популярного туристического маршрута № 43, который назывался «через горы к морю». Туристов по пути встречали две турбазы: «Северный приют» в Карачаево-Черкесии и «Южный приют» — в Кодорском ущелье Абхазии.

Что посмотреть

Чаще всего «туманное озеро» оправдывает свое название: вокруг него на вершинах гнездятся седые облака. Зато хорошо просматривается водная гладь и берега. Но иногда погода «дает слабину», и в ясные солнечные дни отсюда открываются потрясающие виды.

Поскольку озеро расположено на территории заповедника, ловить рыбу здесь нельзя, зато многие не против подкормить форель. Возле озера также оборудовано место для отдыха туристов: здесь можно перекусить или просто посидеть.

Озеро Туманлы-Кель окружают горы Домбая, на вершинах которых даже летом не тает снег. Вся эта красота отражается в прозрачной воде: картина, от которой невозможно оторвать взгляд.

Где сделать красивое фото

В зависимости от времени года и погоды стоит выбирать и ракурс для съемки. Самые отчаянные решаются искупаться в холодной воде, а заодно и запечатлеть свой подвиг на память. Такое возможно, когда озеро максимально прогрето — в середине лета, но даже при этом оно очень бодрит.

Можно сделать селфи на фоне Туманлы-Кель и гор. Или взобраться на камень и сфотографироваться так, будто стоишь посреди леса.

Не забывайте, что в горах переменчивая погода. Может неожиданно пойти дождь, и тогда будьте готовы спасать технику, которой снимаете, чтобы она не вышла из строя.

Улыбнись миру и он улыбнется тебе в ответ

В России 2 беды — дураки и дороги. Из их сочетания получаются туристы

КЛУХОРСКИЙ ПЕРЕВАЛ, хребет Большого Кавказа. Высота его составляет 2782 м. Высшая точка Военно — Сухумской дороги, откуда открывается панорама гор Западного Кавказа — вершины Гвандра (3982 м) и Домбай — Ульген (4046 м), покрытые вечными снегами и ледниками. Близ Клухорского перевала находится живописное Клухорское озеро. Через Клухорский перевал проходят многочисленные туристические маршруты.

Давным-давно в 70-е годы прошлого столетия моя семья увлекалась туризмом. Родители мои были молоды и полны сил. В один из летних отпусков мы решили совершить пеший поход через Клухорский перевал по туристической путевке. Маршрут выбрали такой — Теберда — ущелье реки Гоначхир — Северный Приют — Клухорский перевал (2 782 м, н/к) — Южный Приют — ущелье Кодори — Сухуми. Протяженность маршрута составляла — 171 км, продолжительность перехода — 3 дня. Затем предстоял отдых в Сухуми целых 7 дней. С 1926 г. через Клухорский перевал проходил всесоюзный туристский маршрут № 43, вот его мы и выбрали. Первопроходцами через перевал в советское время стали известные всей стране люди. По этому маршруту проходили Н.В. Крыленко, О. Ю. Шмидт, А. Ф. Иоффе, А. С. Серафимович, Н.С.Тихонов и другие. В организации этого маршрута и создании Северного Приюта велика заслуга ветерана советского туризма П. А. Утякова. В годы Великой Отечественной войны на Клухоре развернулись ожесточенные бои с фашистами. На перевале сохранились следы боев 1942 — 1943 гг., видны остатки блиндажей. Все это мы должны были посмотреть.
И вот мы прибыли в Теберду. В первый же день стали знакомиться. Группа наша состояла из восьми студентов москвичей, трое членов моей семьи — москвичи и две супружеские пары из Украины. Все бы ничего, но обе пары украинцев были молодоженами. Одна пара среднего возраста, а вторая пара весьма пожилая. Супругу было 63 года, его молодой жене 52 года. Два инструктора выделенные на нашу группу были молодыми ребятами в возрасте 25-30 лет из местного населения и пожилая пара с рюкзаками в панамках произвела на них неизгладимое впечатление. В первый же вечер знакомства один из инструкторов осторожно спросил пожилого молодожена,
— Вы много путешествовали по горам?
— Нет, что вы! Мы с женой в первый раз решили сходить в горы. Мы недавно поженились. Медовый месяц, понимаете ли, нам захотелось провести его интересно! Так, чтобы он запомнился на всю нашу дальнейшую жизнь.
Инструктор вытаращил глаза, сглотнул комок в горле и выдавил,
— Думаю, вам очень понравится наш маршрут, но не забывайте, что он второй категории сложности, не тяжело ли будет вам проходить перевал? Может быть, договориться о том, чтобы вас отправили из Теберды сразу в Сухуми? Там вы подождете группу, отдохнете на море, покупаетесь…..
В глазах пожилого туриста воспылал праведный гнев,
— А, вот это не надо! Мы с женой готовились к этому походу. Давайте оставим эти разговоры. Расскажите лучше, какова наша программа.
Инструктор почесал в затылке и вздохнул,
— Ну, что же! Сегодня располагайтесь в домиках на турбазе, отдыхайте, а завтра будет тренировочный поход на небольшую горочку в места, где цветут эдельвейсы. Еще хочу предупредить – эдельвейсы занесены в Красную книгу, рвать цветы нельзя, также большая просьба ко всем не трогать руками и не нюхать растение под название Борщевик, иначе ваш нос будет размером шире плеч. Да, кстати нужно назначить дежурных. Предлагаю вам с женой, кивает на пожилого молодожена, остаться в лагере.
Молодожен пошел яркими пятнами,
— Что, значит в лагере?
— Ну, кто-то должен готовить? Группа придет усталая, голодная. Ну, хорошо, давайте оставим вашу жену и еще вот девушку (кивнул на меня), а все остальные завтра встают в 6 часов утра и отправляются покорять первую высоту, рюкзаки брать не будем, вернемся часам к 3-4 дня. Все всё поняли?
— Да-а-а-а…..
Итак, мы остались вдвоем в лагере готовить поздний обед. Вот тут дама проявила себя на отлично. Помощь я ей оказывала только в чистке и резке. В одном котле дымился изумительный борщ, в соседнем варились макароны по-флотски, за третий котел с чаем отвечала я, точнее за кипяток в нем. Когда группа вернулась, над турбазой витали такие запахи! Первыми с мисками к борщу бросились инструкторы, за ними выстроились в очередь все остальные. Несколько минут вокруг деревянного стола стояла мертвая тишина нарушаемая, лишь движением челюстей. Пожилой молодожен был ужасно горд за свою супругу! Он оглядывал туристов и внимательно прислушивался к нахваливаниям сыпавшимся в адрес его жены. Вдруг, один их студентов поднял палец кверху и тихо сказал,
— Ребята, посмотрите в сторону, около котла с макаронами сидит кто-то. Только тихо без резких движений.
Все молча повернули головы и разглядели – енота. Енот сидел на задних лапках, нервно перебирал ручонками и ждал. Его страшно интересовали макароны с мясом. Вид у него был нетерпеливый. Похоже, он никого не боялся и регулярно с каждой группой исправно кормился. Раскрасневшаяся от похвал повариха встала, отсыпала макарон в миску, и пошла к месту, где сидел голодный зверек. Енота тут же унесло в кусты. Положила порцию ужина полосатику около ямы, предусмотрительно вырытой для отходов. Затем села на место. Через пару минут все услышали громкое чавканье, это енот набивал пузо макаронами, помогая себе передними лапками.
Через два дня предстояло то, ради чего собралась наша группа. Это должен был быть – самый трудный день путешествия. Нам предстояло совершить 28 – километровый переход через Клухорский перевал от Северного до Южного приюта. По времени он должен был занимать 8-10 часов, на самом деле мы прошли 12 часов.
Чтобы не проходить в жару самый трудный участок пути — подъем к Клухорскому перевалу и спуск от перевала до леса, — надо было встать пораньше и выйти до восхода солнца. Поэтому мы все рано легли спать и встали утром, когда стояли предрассветные сумерки. Впереди группы встал один инструктор, за ним пожилые молодожены, за ними наша семья, потом вторая пара молодоженов, студенты и замыкал группу второй инструктор. Все двинулись в путь. И началось.

Через два часа подъема нам встретилась горная речка, достаточно широкая, чтобы просто перепрыгнуть ее. Речушку пришлось переходить вброд. Мало того, что там вода около ноля градусов, всем пришлось снимать штаны, так как местами вода доходила до колена. Первой отличилась жена зрелого молодожена. Она решила перепрыгнуть речку, не снимая рюкзака и никому ничего не говоря. А посему, слегка разбежалась и сиганула на ту сторону. Да-а-а-а…. Ну, не кенгуру оказалась. Раздался тяжелый шлепок — красота и гордость нашей группы кареглазая и румяная Оксана оказалась в воде с нулевой температурой в пяти сантиметрах от берега. Кроме слов, про ее мать, у инструкторов других не нашлось. Несмотря на то, что через минуту ее вытащили на берег, вся одежда в рюкзаке была намокшей, даму колотил дикий озноб при этом ее раздевали сразу много рук до купальника, чтобы слегка растереть. Ее супругу совершенно не понравилась идея обтирания теплыми руками инструкторов его молодой жены и он закрыв ее ото всех сам принялся за массаж. Массаж явно затянулся, у них тоже проходил медовый месяц. Так у нас случился первый вынужденный привал. Пожилые молодожены, как ни странно на этот раз спокойно перешли вброд речушку, а точнее небольшой поток, вытекающий из озера, и пристали с расспросами к инструкторам, как мы все будем двигаться дальше. А дальше надо было идти по «бараньим лбам». До перевала было уже недалеко. «Бараньи лбы» — это скалы, заглаженные древними или современными ледниками. Начало сильно припекать солнце. Мы двинулись дальше. Под ногами появился снег, те, кто были в кедах почувствовали, что ногам стало холодно, сверху солнце жарило так, что пришлось раздеваться до купальников. Участок между озером и перевалом все летние месяцы закрыт фирном. Идти надо осторожно, в некоторых местах страхуя друг друга, не отклоняясь от протоптанной тропы: Клухорский перевал расположен на высоте 2 782 м над уровнем моря. Вот тут начали проявляться первые признаки усталости у пожилой пары. Воздух в горах разреженный, дышать становилось труднее. Сначала они попросили дополнительного привала, чтобы поесть. Инструкторы понимали, что время терять нельзя, но всех туристов они должны были доставить в лагерь живыми. Это был второй не запланированный привал. Все дружно вскрывали пайки, но инструкторы запретили много кушать, а только разрешили достать шоколад для поддержания сил, пить тоже не давали. Через десять минут всех подняли и мы отправились дальше. И вот, мы на перевале. Красота вокруг необыкновенная. Кругом искрится снег, воздух чище не бывает, а силы быстро убывают. Начался самый сложный этап пути. Нужно было гуськом идти по настоящей горной тропе. По ней пройти метров 400 и, не доходя водопада, начать подъем по крупно-глыбовой осыпи вверх. На середине подъема выход на небольшую каменистую террасу с удобным бивуаком. От него идет хорошо набитая тропа, которая поднимается влево-вверх по крутому (40-45 градусов) травянисто-каменистому склону и выводит на перегиб. Пpотяженность этого участка 1 – 1,5 км. Пеpепад высот — 220 м. Вpемя движения на подъеме — около 1 часа. Вот тут и случилось то, чего так боялись инструкторы. Пожилая молодоженка встав на горную тропу пошла за инструктором первая, прошла шатаясь метров 100, а затем решила посмотреть вниз и увидела почти отвесный склон километра полтора вниз на дне которого лежали разнокалиберные, острые камни. В этот момент она схватилась за сердце и рыдая в голос намертво уселась на выступающий над пропастью камень свесив ноги вниз. Инструктор, хотел было отвести ее назад в начало тропы, но не тут-то было. Женщина вцепилась в камень мертвой хваткой и сказала, что больше никуда не пойдет – ни вперед, ни назад. Уже и муж ее сходил индивидуально с инструктором до конца горной тропы и вернулся назад, и все остальные проделали тоже самое не по одному разу, она только сидела и смотрела на всех отсутствующим взглядом все большее ввинчиваясь телом в булыжник.
Ситуация сложилась, как в анекдоте про горный курорт
На одном горнолыжном курорте повесили такую надпись: «С подъемника не прыгать! Выжившие будут наказаны!»

Читать еще:  Болтушка

Пробившись с ней минут тридцать, инструкторы посоветовались и решили разделиться. Один должен был уговорить туристку и ее мужа пойти в обратную сторону и выйти на военно-сухумскую дорогу, чтобы переправить их в лагерь на попутной машине, второй должен был вести группу дальше, но прежде надо было как-то снять пожилую женщину с камня с которым она уже почти слилась воедино и вполне вписывалась в горный пейзаж, этакой причудливой фигурой в виде памятника – напоминания следующим за нами туристам. Как ее отрывали от валуна, мы не видели, потому что нам нельзя было терять время.

Как, оказалось нам предстояло еще пройти очень много. Достаточно сложным и комичным оказался полуторакиллометровый спуск по леднику. Так как обувь у многих из нас была не альпинистская, а в основном кроссовки и кеды, по льду спускаться на резиновой подошве оказалось невозможным. В итоге спускались мы так. Садились на пятую точку, спрашивали направление, куда приблизительно катиться и неслись по снежной горке кто куда. Причем, чем больше вес у человека, тем быстрее он катится, регулировать по ходу движения в какую сторону тебя уносит очень сложно. Вся группа словно горох рассыпалась в разные стороны. Я и вообще не видела куда лечу, так как меня почему-то перевернуло вниз головой, полет получился ногами вверх и на спине. Что было сзади, я понятия не имела. Затормозила случайно, зацепившись собственным рюкзаком за валун уже почти в самом низу, от удара потеряв очки. Раскопала их в снегу и принялась выискивать людей вокруг себя. Родителей ждала с полчаса, но они нашлись оба сразу, так как во время спуска умудрились съехать крепко обнявшись, также обнявшись прилетели и вторые молодожены. Студенты собирались по одному долго и мучительно. В итоге внизу мы потеряли очень много времени, пока всех собрали в одну кучу. А потом еще около часа шли до лагеря и на подходе к нему наткнулись на стадо диких кабанов, которые в низовьях перевала отрывали в земле какие-то корешки. Вид шевелящихся кустов и хрюканье навели на воспоминания о заблудившемся туристе

Турист заблудился в лесу — бегает, кричит.
Из-за кустов выходит здоровенный медведь
Медведь:
— Ну, чего разорался?
Турист:
— Да вот, думал, может услышит кто.
Медведь:
— Ну, я услышал, теперь доволен.

В лагере нас поджидали молодожены в стадии развода. На следующий день нас всех погрузили в автобус и отправили в Сухуми на заслуженный отдых, молодые так и не помирились. Вот так Клухорский перевал разбил юную, неокрепшую семью.

— У вас есть горящие путевки?
— Ага, — в горячие точки.

Клухорское озеро

Клухор — Карачаевцы название трактуют как Колх-ор «граница колхов», где колх, курх — «житель Колхиды», Абхазы понимают как Клыхура — «узкий, тесный проход» — второе сильно похоже на правду.

Долина реки Клухор. Река Клухор слияние северного (вытекает из озера Клухор) и южного Клухоров (с ледника Клухор). Ниже сливается c Бу-Ульгеном в реку Гоначхир.

Форельное озеро — Туманлыкель (Табанлы-Кель, Туманлы- Гель= в переводе с Карачайского — Форельное озеро). Расположено в 15 км. от входа в Ущелье Гоначхир. Примерно в часе хотьбы от места слияния Бу-Ульгена и Гоначхира. Расположено между шоссе и склоном в широкой живописной долине Клухора, озеро Туманлыкель является местом отдыха и пикников отдыхающих, поскольку вода довольно теплая (летом) и чистая. Здесь действительно есть шанс наловить форели.
Сюда заходили на прогулку туристы маршрута N 43. До Северного Приюта остается два перехода вверх по Клухорскому ущелью.
В долине реки Клухор на высоте более 2030 м расположен так называемый Северный приют — одна из ключевых точек маршрута N 43. За домиками приюта тропа поднимается вверх по течению потока. Слева на скалистом склоне местами видна старая Кубано-Сухумская тропа (Военно-Сухумская дорога), которую строили через Клухорский перевал 7 лет и закончили в 1896 году.

Нижне-Клухорское озеро — покоится на высоте 2676 м у седловины Клухорского перевала, в огромном ледниковом каре — глубокой скальной чаше — среди снегов и вершин в оправе скал. Его размеры 500х400 м, имеет зеленовато-бирюзовый цвет, средняя глубина составляет 11 м, максимальная достигает 35 м., площадь зеркала 12(18) га. Из озера вытекает поток реки Северный Клухор, который через несколько метров обрушивается со скал Клухорским водопадом. С юга, со стороны Клухорского перевала, спускается небольшой Клухорский ледник, вправа, высоко над озером, видна вырубленная в скалах старая дорога. Там за перевалом уже Сванетия — заграница.

Восточно-Клухорские озера — цепочка из трех (в многоводье из двух) озер в озерной котловине под Большим Клухорским ледником. Здесь и следы многочисленных биваков.

Перевал Клухор — 3292 м. — расположен в Главном Кавказском хребте в 500 м северо-восточнее вершины Клухорбаши. Клухорский перевал соединяет:

  • с запада — ледник Клухор Большой с рекой Клухор Северный.
  • с востока- ледник Клухор Южный, реку Клухор Южный, реку Клыч.
    CЕДЛОВИНА : протяженный (1-1.5 км) фирно-ледовый гребень (пе- региб переметного ледника ); хороший обзор на юг, запад и восток, остальное пространство закрыто Главным Кавказским хребтом; тур сложен на скальных выходах немного ниже северного края седловины с восточной стороны перевала; он помечен небольшой металлической пирамидой, навинченной на штырь,ус- тановлена она не позднее 1974 года, надпись на пи- рамиде — «СКТБ» и изображение пятиконечной звезды.
    Первое посещение седловины перевала перевала было не позже 1932 года (первовосхождение на Клухорбаши). Первое зарегистрированное прохождение в 1959 году совершила с востока на запад группа московского клуба туристов,Миронов Е.М.

    Клухорбаши (3499 м.) — названа московскими туристами в 1967 году по названиям соединяемой долины реки Клухор и рядом расположенному Клухорскому перевалу.

    Маршруты в Гоначхирское ущелье, к Клухорскому озеру и перевалу Клухор, в том числе знаменитый Маршрут №43.

    Как немцы брали Клухорский перевал. Немцы на Домбае. Старые фото 1942-1943

    Первая горнострелковая дивизия должна была наступать по Военно-Сухумской дороге, южная часть которой в Кодорской долине в 16 километрах юго-восточнее Сухуми соединяется с прибрежной дорогой. Четвертой горнострелковой дивизии предстояло продвигаться через труднодоступную долину Большой Лабы к истокам Бзыби, впадающей в 64 километрах северо-западнее Сухуми в Черное море.

    10 августа 1942 передовой отряд Лаваля вышел к предгорьям у Невинномысска. 5 августа город был взят 3-й танковой дивизией. В течение пяти дней советские войска отходили в горы.

    11 августа передовой отряд Лаваля подошел к Черкесску и захватил там неразрушенный мост через Кубань.

    По Военно-Сухумской дороге двинулся горнострелковый батальон фон Хиршфельда. Батальон был сформирован из двух лучших рот 98-го и 99-го горнострелковых полков, имел дополнительное специальное тяжелое вооружение. У слияния рек Теберда и Кубань к северу от Микоян-Шахара было преодолено сопротивление крупных сил противника, который понес большие потери. Недавно возникший крупный промышленный поселок Микоян-Шахар был взят.

    Заняв Микоян-Шахар, 1-я горнострелковая дивизия получила трамплин для захвата высокогорных перевалов.

    После взятия Микоян-Шахара группа фон Хиршфельда постоянно наступала противнику на пятки. 14 августа она устроила «частную битву на окружение» за овладение поселком Теберда. В результате этой «битвы» было захвачено 23 орудия, среди них — 7 тяжелых, большое количество минометов и пулеметов, два танка, 96 грузовиков и 1 80 бронемашин. Вечером группа фон Хиршфельда южнее поселка захватила небольшой плацдарм за рекой, восстановила разрушенный мост и создала условия для продолжения наступления.

    15 августа группа фон Хиршфельда снова пошла в наступление. Южнее Теберды начался настоящий горный бой. Горную дорогу, становившуюся хуже и хуже, все теснее обступали еловые леса и склоны гор, и вскоре она уже превратилась лишь в тропу. Укрываясь за скалами и деревьями, с боем отходили тыловые прикрытия противника. Два раза взводы горных егерей вынуждены были идти вброд по ледяной горной реке. Много раз приходилось обходить заграждения. Сильно растянувшись, маршировали роты, за ними следовали вьючные колонны. У лагеря лесорубов передовое охранение вышло к «Серпантинному приюту» (наверное «Северного приюта» — прим. Rex711) у подножья Клухора.

    После разведки местности и выделения охранения в направлении перевала Домбай-Ульген 16 августа надо было идти дальше, но вскоре оказалось, что с фронта перевал не взять, на нем находились советские войска. Майор фон Хиршфельд, превосходный тактик, решил ввести противника в заблуждение атакой с фронта, незаметно для него направил в обход одну из подчиненных ему групп и сбросил противника с перевала.


    Общее впечатление было такое, что русские в этой неожиданной обстановке почувствовали себя очень неуверенно, так как, в общем, мы оказались у них за спиной.

    Противник отходил двумя группами, каждая из которых поочередно прикрывала другую огнем. Группа Пёссингера сразу же начала наступление с фронта, опередила прикрытие противника, и мы открыли огонь по отступавшим русским. Перевал наш! Наступила ночь. Все мы смертельно устали, настолько устали, что даже жесткий скалистый грунт не мешал сну.

    Вечером 17 августа 1942 года штурмом был взят Клухорский перевал. Самая высокая точка на Военно-Сухумской дороге была в немецких руках. Группа Нойхаузера получила двухдневный отдых, а боевая группа капитана Пёссингера пошла по пятам за противником.

    Источники:

    http://www.proza.ru/2012/07/17/1066
    http://bytrina11.ru/zapovedniki-i-zakazniki/kluhorskiy-pereval.html
    http://www.kp.ru/russia/dombaj/mesta/ozero-tumanly-kel/
    http://kazan-love.livejournal.com/131143.html
    http://www.dombai.info/mnt_kluhor.shtml
    http://rex711.livejournal.com/1458254.html

  • Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:

    Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

    Принять
    Adblock
    detector
    ×
    ×