8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Лесная речушка

Лесная речушка

Выяснив координаты новый речушки и заправив два уазовских бака под завязку, я полетел навстречу приключениям в сторону Тверской области. По асфальту и грунтовке ехал со скоростью 90 км/ч, но пришло время свернуть с нормальной дороги. Лез по полям и перелескам, наугад выбирая дорогу. Машина иногда проваливалась в колеи, не видимые из-за высокой травы, но благополучно из них выбиралась. Благодаря засушливому лету осенние дожди еще не привели к распутице. Почти час прошел, когда я выбрался на след автотранспорта, проехавшего по старой, едва просматриваемой дороге, которая и привела к речке. По всем признакам здесь уже кто-то побывал, но, очевидно, не рыболовы, а «металлисты»: возле дороги были видны следы раскопок.

Речка встретила меня непролазными джунглями — переплетением дикого хмеля, крапивой выше человеческого роста, местами высоким тростником — и мутной водой. Расчехляю спиннинг и собираю снасть. С севера низко тянутся гуси, предвестники скорых морозов. Река сильно обмелела. На прямиках тянутся нити поникшей водной растительности и отмирающие стебли кувшинок. Небольшие омутки встречаются на поворотах. Я цепляю свою любимую приманку — салатово-зеленую лягушку — и, медленно двигаясь вниз по течению, начинаю ловлю.

Ловля больше похожа на экстремальную прогулку вдоль реки. Мест, куда можно бросить приманку, очень мало. Периодически то проваливаюсь в бобровые ходы, незаметные из-за высокой травы, то продираюсь сквозь переплетения кустарников, постоянно опасаясь сломать спиннинг или вырвать заводное кольцо. Но спиннинг Aiko Baltasar II bal-II-195ML (тест 4–20 г) оказался довольно прочным. Сама речка усеяна корягами и поваленными деревьями.

В одном месте мою приманку несколько раз укусила щучка микроскопических размеров. Каждый раз, когда я проводил лягушку рядом с берегом, из-под жухлой кувшинки выплывал «шнурок», хватал земноводное за лапку и пытался вернуться в укрытие, но лягушка оказывалась сильнее упрямца, и тот возвращался обратно в убежище. Вдоволь насмеявшись над этим зрелищем, я пошел дальше.

Впереди очередной поворот реки. Перед ним длинный приямок с глубиной около 2,5 м. Что интересно, на этой реке все повороты, перед которыми имеются глубокие омутки, уходят на 90 градусов.

Кроме той щучки, нападавшей на лягушку, больше поклевок я не наблюдал, хотя перепробовал многие виброхвосты и воблеры и уже кое-что оторвал. Надо было что-то срочно придумывать, иначе так совсем можно без рыбы остаться. Решаю обкатать крупный X-RAP от Rapala (10 см, 1 г) красно-желтой кричащей окраски, не раз выручавший меня именно осенью в холодной воде.

Поверив в «колебалку», еще около двадцати минут методично отрабатываю омут. Результата никакого. Возможно, здесь была одна щука или просто ей понравилась игра блесны. Стоит идти дальше вдоль реки. Но мне как-то не хочется. Пробежавшись глазами по коробкам, снова цепляю 10-сантиметровый X-RAP. Меняю технику твичинга. Медленно кручу ручку катушки и плавными потяжками срываю воблер с места. На первом забросе отрабатываю технику. На втором рука привыкает к такому темпу, хотя пытается уйти в резкий твичинг. На третьем кто-то останавливает приманку. И снова радость вываживания, упорное сопротивление речной хищницы. На берегу щука! Воблер не подвел, ключик к приманке найден, осталось проверить, есть ли здесь кто-то еще.

Ловлю дальше, не меняя точку. Через несколько забросов хищница атакует воблер под самым берегом, но промазывает и, обдав кончик спиннинга водой, уходит в мутные речные воды. Простояв еще около пятнадцати минут, перемещаюсь в начало приямка, ниже по течению. Смена позиции приносит еще одну щучку, клюнувшую на X-RAP. После я оставляю омуток в покое и вновь бреду вдоль речки.

Накрапывает дождик. Хорошо, что не снег. Я надеваю плащ. От экстремальной ходьбы становится жарко. Струйки пота пробегают по спине. Еще одно неплохое место — глубокий прямичок, начинающийся сразу за поворотом реки. С одной стороны она подмывает обрывистый бугор, с другой выходит на мелководный плес.

Я без проблем перехожу реку в заколенниках и становлюсь со стороны плеса. Сначала в ход идет силиконовая лягушка, затем «колебалка» Orlac, а потом фаворит сегодняшнего дня — воблер X-RAP. На последний снова тычок, и небольшая щучка покидает свое жилище.

Два часа дня. Дождик прекратился, но погода не улучшается. Никак не могу найти ямку для ловли. То идут одни мели, заросшие травой, через которые можно пройти, не намочив сапог, то омутки, заваленные корягами и деревьями, где не то что забросить, а в отвес не половишь. Наконец выхожу на чистый омут перед поворотом реки. Стою возле кромки воды и методично облавливаю всю площадь. Тишина. Где-то покрикивает сойка, очень осторожная птица. Слышу шуршание опавшей листвы и потрескивание веточек под чьими-то ногами. Перестав ловить, замираю. Шаги слышатся все ближе, и в какой-то момент вижу огромного кабана. Зверь проходит в пяти метрах от меня за кустами ивняка. «Вот, — думаю, — повезло. Кабан, настоящий дикий кабан!»

Зверь прошел вдоль реки и остановился метрах в двадцати в лесу, учуял мой запах. Послышалось недовольное фырканье. «Эй! — крикнул я, думая, что зверь, услышав человеческий голос, сорвется и побежит. — Хрюшка! Вали отсюда!» Но топота не последовало. Сопение усилилось. Зверь стал двигаться в мою сторону. «Что тебе надо? — грозным голосом я попытался отпугнуть кабана. — Иди куда шел! Нечего тут тебе делать!» Но зверь не слышал меня! Я оглянулся. Рядом стояли голые деревья, на которые невозможно залезть. «Выход один, — промелькнуло в голове, — срочно разводить костер!»

Когда я выхватил из кармана зажигалку и достал из рюкзака таблетку сухого спирта, кабан был уже в пяти метрах от меня, за кустами. Я видел его свирепый взгляд, слышал глухое сопение и чувствовал, что зверь настроен решительно. Уже не помню, какой бред я нес, чтобы отвлечь животное, но зажигалка, слава богу, вспыхнула сразу. Поднес пламя к целлофану, в который был завернут сухой спирт, и стал зажигать. Целлофан плавился, капал мне на пальцы, на коже вскакивали от ожога волдыри, но я этого не замечал.

Когда спирт загорелся, я положил его на землю и стал ломать мелкие веточки и укладывать на горящую таблетку. Веточки оказались сырыми и не хотели загораться, но из сложенного домика над полыхающим спиртом потянулась струйка дыма. Кабан отскочил, еще раз зло фыркнул и побежал в глубь леса. Зверь отбежал недалеко, и пока я укладывал на костер палки и гнилушки, слышал, как животное ходит совсем рядом и недовольно роет мокрый грунт. От гнилушек дыма становилось все больше, он медленно растекался по лесу. Зверь уходил все дальше и дальше, и я его больше не слышал. Тревога долго не отпускала сердце. Я сидел у костра и соображал, что делать, как поступить. Немного придя в себя, решил идти вдоль речки: напуганный дымом костра, зверь не вернется. Очень не хотелось бросать дальнейшее исследование и поворачивать обратно из-за какой-то свиньи.

«Я буду долго гнать велосипед, — кричал я, перемещаясь вдоль реки, чтобы звери могли издалека слышать мое приближение, — в густых лугах его остановлю…» На берегу в старой траве, тростнике, крапиве все было изрыто лесными хрюшками. Встречались натоптанные тропы, пересекающиеся между собой. Чувство тревоги усиливалось. Я достал из рюкзака охотничий нож и повесил на поясе. В карман положил зажигалку и сухой спирт.

«Так соединились детские сердца, так узнала мама моего отца…» — громко напевал я. В тот день я вспомнил много забытых песен. Речные хищницы молчали. Попадающиеся на пути приямки оказывались безрыбными, а прямики негодными для проводки приманки.

Выхожу на интересное место. Река резко уходит вправо, образуя большую дугу и подмытый берег. Действую по старой схеме: лягушка — «колебалка» — воблер. Срабатывает X-RAP, успешно хватает двумя тройниками щуку. «Зубастая» выписывает кульбиты, пытается спрятаться в траве, уходит на глубину, но это не спасает. Крючки воблера надежно вцепились в хищную пасть. Наконец устав, щука дает подвести себя к берегу.

Долго еще стою на этом месте. Меняю приманки, способы проводки (при этом ни на минуту не прерывая пения), но тщетно. Щуке не нравятся ни мое пение, ни мои приманки. Выбираю желто-серебристый виброхвост фирмы Mikado, еще ни разу не опробованный в этом году. Пытаюсь пробить дно. Три оборота катушки — пауза, снова три оборота — пауза. Омут маленький, поэтому приманке удается сделать пять-шесть ударов по дну, и виброхвост оказывается под моим берегом.

Я еще долго брел вдоль петляющей речушки, напевая различные песенки. Со стороны казалось, что по лесу гуляет пьяный мужик. Мест для ловли становилось все меньше. Чаще приходилось преодолевать низменные заболоченные кочкарники, а в перелесках — поваленные ветром деревья. Время неумолимо двигалось к вечеру, выходить в сумерках к машине по территории кабана мне не хотелось, да и рыбы было поймано достаточно, чтобы порадовать семью рыбником с грибами и картошкой. Собрав снасти, я повернул обратно и бодро зашагал по кабаньей тропке.

«Я буду долго гнать велосипед…»
Автор: Сергей Новиков
Источник

Лесная речушка Сабутиха

Солнце вставало. Разлилась по небу алая заря. Утренним душистым ветерком тянуло с луга, уже
было раннее утро. Обычное деревенское утро. И петухи горланили, и вёдра у колодца звенели, и остро пахло цветущей черёмухой, молодой листвой берёз, изумрудной травкой.
Я собирался на рыбалку, на речку Сабутиху, в верховье. Шумная грачиная стая с раннего утра кружила над сосновой рощей. Прохладный майский утренний воздух волнами накатывался
с речной излуки, с болотины.
Тропинка, набитая ногами рыбаков вела под бугор
и сразу за огородами открывалась луговина.
Всё кругом густо разрослось, распустилось, налилось весенними соками. Отцветают одуванчики
Лютики жёлтые, как словно солнечные пятна оторочили края луговины. Распускаются незабудки, таволга, замелькала медуница. Красными огоньками замигала кашка.
Из смешенного леса пересекая луговину, струился, бежал, журчал ручей. По берегам ручья, сквозь строй молодых берёзок, тускло мигали стволы ольх. Голубоватая, будто с подтёками, виднелась кора подросших стройных осин. И шелест её молодых листьев доносился в утренней тиши, как детский шёпот.
На ветках низких зеленели длинные шнуры разросшегося дикого хмеля, на широких листьях вспыхивала синими искрами капли влаги. Дышалось легко, свежо, во всю грудь.
Радуясь, взошедшему солнцу на все лады запели птицы. Звонкий голос кукушки прозвенел в тиши мягко и чисто, словно эхо прозвенело вдалеке.
Поперёк тропинки стояла крупная серая с длинными белесыми ногами лосиха: к её вымени припали и шустро сосали молоко лосята.
Лосиха встревоженно навострила уши, всхрапнула,
резко дёрнулась- затрещали кусты. Лосята, ничуть не обиженные на мать скаканули вслед за нею.
Речную луговину, у речки Сабутихи разрывает ручей. Ручей скатывается, со взгорка и впадает, сливается прямо в речушку Сабутиху, в низине.
Самых старых людей спрашивал, в деревне Лопыри был ли этот ручей раньше, отвечали: всегда был, с давних времён.
Где-то далеко, в прибрежных черёмушниках, заглушая жаворонка, над головой запел соловей.
Канюк кося огромными крыльями, парил в безоблачном поднебесье, высматривая добычу.
Я стал пробираться через ольховник к берегу, к большому бочагу- там ещё водятся большие щуки.
Смешенный лес подходит к её берегам, то будто опрокидывается в чащу омута, то отходит дальше, взбегает на пригорок, рассекая его на две равные части.
Исток – родничок речушки Сабутихи прячется, таится в густых зарослях осоки, вереска и ивняков. Ивняки густо переплели левый берег.
Речушка Сабутиха, кривым полукольцом обрамляет заливные луга. Луга, как три зелёных потока, вместе слившиеся упираются в лесную опушку.
Чуть дальше истока, родничка, берега густо обступают папоротники, и от них чистая, упругая родниковая вода бывает с зеленоватым отсветом.
В первом небольшом омуте деловито крякает, плещется дикая утка.
Золотистые, как восковые свечи, высоко поднялись вековые сосны по берегам, и плывущие барашки белесые облаков, словно цепляются за их вершины. Полосы солнечного света падали неровно, иные запутывались в их колючих иголках, ветвях, рассекались, гасли, не достигнув земли.
Раздвигая руками заросли ивняков, ольховника я вдруг остановился в изумлении- бобровое поселение.
Две плотины перегородили русло. Всюду видна их работа. Вон как осины, как карандаши заточили, вот-вот упадут.
Стайка мелких куличков, почти задевая крыльями воду, стремительно пролетела в сторону деревни Суковатово.
Столбиками вьются комары над водой. Тетерев –косач громко бормотал где-то за просекой. Лесной бекас призывно токовал над поймой, дразнился, подражая ягнёнку.
Вон, над руслом, лёгким, изящным махом пролетела белая чайка, отражаясь в зеркальном бочаге.
Плеснулась мелкая рыбёшка в камышах, и по глади бочага пошли мелкие круги, колыхнулось отражение берёз.
Я остановился на берегу, размотал удочки и вдруг увидел что-то похожее на бурого медведя лежащее на краю бочага. Нет, совсем не медведь-
«сосновый выворотень», со множеством чёрных корней, перегородило бочаг.
Вдруг из-за Болдинского леса вышла тёмно-сизая туча, загородило солнце, и стала прясть серебристые нити дождя.
Вскоре туча опорожнилась, рассеялась, а дождь пуще того припустил.
Постепенно дождь ослаб, проглянуло ласковое солнце. Крупные капли дождя, словно серебряные монеты, летели с кустов ивняков, а в лесу послышалось кукование кукушки.
Постепенно стали золотиться и вершины сосен. Над лесом распростёрла своё разноцветное коромысло- радуга. Какой невероятный световой разлив ! Какая невероятная игра небесных красок ! Какая красота кругом!
Повеяло ароматом цветов, хвои, молодой травы.
Радуга была украшением неба и земли. В ветвях берёз жужжали майские жуки.
Солнце расплёскивает свой тёплый свет. Забравшись на вершину берёзы, что-то выкрикивает оливково- зелёная малиновка. Дрозд цокает, стрекочет бодро и звучно. Где –то в кроне ветвистой ольхи, с усладой заливается иволга.
Ах, как быстро снуют туда, сюда окуни в омуте. Выждал, прицелился. Рывок. И вот уже в моей ладони краснопёрый крупный окунь. Всё честь почести рыба, да ещё какая. Окунь понял, что пойман, резко дёрнулся, вылетел из ладошки и-опять в омут, шлёп. От чего-то мне стало жарко, на лбу выступили капли крупного пота.
Теперь пригодится не торопиться, и не опоздать. Привычным движением руки коротко подсёк и сразу почувствовал, как дёрнулась рыба на крючке, тяжёлая, живая. Осторожно не дёргая, но и не ослабевая леску, я стал выводить пятнистую щуку на мель. Куда там! Забунтовала, забилась, затрепыхалась в разные стороны.
Вот это удача! Я вынул крючок, а щука, даже на берегу, хлопала жабрами, стегала хвостом, билась.
За щукой пошли чередой окуньки, окуньков было в моём сочке десятка два.
Какая-то деревенская кошка крутилась за моей спиной, наблюдала за мной. Я перекурил на береговом пеньке, опустился к кустам, а там, рыбы как не бывало и кошки тоже. А кто виноват? Доверился, проворонил рыбу, проворонил.
Опять начался редкий мелкий дождь. Он тихо-тихо шуршал в траве, словно мыши копались в стогу сена, в листве молодых берёз, и как бы углублял лесную тишину. В небе стояли стайкой тучки, розоватые с одного бока и густо-синие с другого.
Дождь опять неожиданно кончился: из-за леса брызнули веером лучи солнца. Солнце пускало по омута глади, дрожащие блики и от этого вода казалась, какой-то синей-синей, таинственной.
Птичка -трясогузка, вся рябенькая, и на груди у неё чёрный галстук, стремительно перебирали ножками, бегала взад и вперёд и вдруг:- Цап червя! Цап другого!

Читать еще:  Стратегия успеха при ловле карася, щуки

Птичьи перекаты посыпались со всех сторон. В густой зелени береговых берёз запел неведомо откуда взявшийся соловей, — да ещё как запел!
Умывшись дождевой водой, молодая травка повеселела, зазеленела, словно на глазах.
У кустов, нависших над омутом лозняков, чуть пошевеливая краснопёрыми хвостами, плавали мелкие окуньки.
Чайка с неподдельным интересом наблюдала за ними. Вдруг резкий рывок, поворот головы- и рыбёшка уже в клюве, уже высоко поднялась над землёй.
Ощущение глубокого покоя витало вокруг. Я вышел на желтоватую отмель пологого берега. Спокойная
поверхность заводи, отражало кудри зелёные бронзовых сосен. Левый берег щетинился густыми ивняками. Края берега заросли зелёными кувшинками. В густом береговом папоротнике отчётливо виднелась тропа, проложенная лосями, на водопой шли.
Мне было видно всё: как с верхнего омута стремительно летела щука стрелой. Вдруг рыбёшка заволновалась и кинулась врассыпную.
Речушка Сабутиха плавно петляла по лесу, а кукушка всё ещё ведёт отчёт времени, но не мешает и остаётся неслышной, как маятник часов.
Пчелиный золотой «народ» продолжает трудиться, нести свою вахту.

Лесная речушка

Захотелось мне вырваться подальше от цивилизации, где не берет сотовая связь и, соответственно, никто не позвонит, не нарушит тончайшую связь с дикой природой. Я стремился подержать в руках недавно купленный спиннинг, исследовать незнакомую речушку, испытать новые приманки, а заодно и уменьшить количество воблеров, которые залежались с давних пор и уже давно не использовались во время ловли.

Речка

Выяснив координаты новый речушки и заправив два уазовских бака под завязку, я полетел навстречу приключениям в сторону Тверской области. По асфальту и грунтовке ехал со скоростью 90 км/ч, но пришло время свернуть с нормальной дороги. Лез по полям и перелескам, наугад выбирая дорогу. Машина иногда проваливалась в колеи, не видимые из-за высокой травы, но благополучно из них выбиралась. Благодаря засушливому лету осенние дожди еще не привели к распутице. Почти час прошел, когда я выбрался на след автотранспорта, проехавшего по старой, едва просматриваемой дороге, которая и привела к речке. По всем признакам здесь уже кто-то побывал, но, очевидно, не рыболовы, а «металлисты»: возле дороги были видны следы раскопок.

Речка встретила меня непролазными джунглями — переплетением дикого хмеля, крапивой выше человеческого роста, местами высоким тростником — и мутной водой. Расчехляю спиннинг и собираю снасть. С севера низко тянутся гуси, предвестники скорых морозов. Река сильно обмелела. На прямиках тянутся нити поникшей водной растительности и отмирающие стебли кувшинок. Небольшие омутки встречаются на поворотах. Я цепляю свою любимую приманку — салатово-зеленую лягушку — и, медленно двигаясь вниз по течению, начинаю ловлю.

Омут трех щук

Ловля больше похожа на экстремальную прогулку вдоль реки. Мест, куда можно бросить приманку, очень мало. Периодически то проваливаюсь в бобровые ходы, незаметные из-за высокой травы, то продираюсь сквозь переплетения кустарников, постоянно опасаясь сломать спиннинг или вырвать заводное кольцо. Но спиннинг Aiko Baltasar II bal-II-195ML (тест 4–20 г) оказался довольно прочным. Сама речка усеяна корягами и поваленными деревьями.

В одном месте мою приманку несколько раз укусила щучка микроскопических размеров. Каждый раз, когда я проводил лягушку рядом с берегом, из-под жухлой кувшинки выплывал «шнурок», хватал земноводное за лапку и пытался вернуться в укрытие, но лягушка оказывалась сильнее упрямца, и тот возвращался обратно в убежище. Вдоволь насмеявшись над этим зрелищем, я пошел дальше.

Впереди очередной поворот реки. Перед ним длинный приямок с глубиной около 2,5 м. Что интересно, на этой реке все повороты, перед которыми имеются глубокие омутки, уходят на 90 градусов.

Кроме той щучки, нападавшей на лягушку, больше поклевок я не наблюдал, хотя перепробовал многие виброхвосты и воблеры и уже кое-что оторвал. Надо было что-то срочно придумывать, иначе так совсем можно без рыбы остаться. Решаю обкатать крупный X-RAP от Rapala (10 см, 1 г) красно-желтой кричащей окраски, не раз выручавший меня именно осенью в холодной воде.

Я стою перед приямком, так что мне можно облавливать его вдоль, ведя приманку против течения. Начинаю отрабатывать агрессивный твичинг, подбрасывая воблер к противоположному берегу, к ближней от меня точке, и постепенно продвигаясь в дальнюю точку. Щука молчит. Полчаса безрезультатных полосканий ничего не дали. Неужели и тут никого нет?! Цепляю «колебалку» Orlac от Rublex (11 г, цвет белый с красными полосами). Снова тактика методичного облавливания от ближней точки с медленным перемещением к дальней. На пятом забросе чувствую явный тычок, секундная мысль: зацеп! Но рука на автомате отрабатывает подсечку, и тут же мощные толчки. Есть! Первая! Уходит против течения, разворачивается и срывается вниз, стягивая «плетенку». Форсирую вываживание, спиннинг четко отрабатывает, гасит рывки. Щука снова меняет курс движения, устремляется в старый тростник, тут уже я не успеваю. Хищник забивается в стебли, откуда я его вытаскиваю спиннингом, затянув покрепче фрикцион. Baltasar II и на этот раз справляется. Какие же чувствуешь радость и облегчение, когда зубастая барракуда пресноводных вод оказывается у тебя в руках! От нуля ушел.

Поверив в «колебалку», еще около двадцати минут методично отрабатываю омут. Результата никакого. Возможно, здесь была одна щука или просто ей понравилась игра блесны. Стоит идти дальше вдоль реки. Но мне как-то не хочется. Пробежавшись глазами по коробкам, снова цепляю 10-сантиметровый X-RAP. Меняю технику твичинга. Медленно кручу ручку катушки и плавными потяжками срываю воблер с места. На первом забросе отрабатываю технику. На втором рука привыкает к такому темпу, хотя пытается уйти в резкий твичинг. На третьем кто-то останавливает приманку. И снова радость вываживания, упорное сопротивление речной хищницы. На берегу щука! Воблер не подвел, ключик к приманке найден, осталось проверить, есть ли здесь кто-то еще.

Ловлю дальше, не меняя точку. Через несколько забросов хищница атакует воблер под самым берегом, но промазывает и, обдав кончик спиннинга водой, уходит в мутные речные воды. Простояв еще около пятнадцати минут, перемещаюсь в начало приямка, ниже по течению. Смена позиции приносит еще одну щучку, клюнувшую на X-RAP. После я оставляю омуток в покое и вновь бреду вдоль речки.

Наглый кабан

Накрапывает дождик. Хорошо, что не снег. Я надеваю плащ. От экстремальной ходьбы становится жарко. Струйки пота пробегают по спине. Еще одно неплохое место — глубокий прямичок, начинающийся сразу за поворотом реки. С одной стороны она подмывает обрывистый бугор, с другой выходит на мелководный плес.

Я без проблем перехожу реку в заколенниках и становлюсь со стороны плеса. Сначала в ход идет силиконовая лягушка, затем «колебалка» Orlac, а потом фаворит сегодняшнего дня — воблер X-RAP. На последний снова тычок, и небольшая щучка покидает свое жилище.

Два часа дня. Дождик прекратился, но погода не улучшается. Никак не могу найти ямку для ловли. То идут одни мели, заросшие травой, через которые можно пройти, не намочив сапог, то омутки, заваленные корягами и деревьями, где не то что забросить, а в отвес не половишь. Наконец выхожу на чистый омут перед поворотом реки. Стою возле кромки воды и методично облавливаю всю площадь. Тишина. Где-то покрикивает сойка, очень осторожная птица. Слышу шуршание опавшей листвы и потрескивание веточек под чьими-то ногами. Перестав ловить, замираю. Шаги слышатся все ближе, и в какой-то момент вижу огромного кабана. Зверь проходит в пяти метрах от меня за кустами ивняка. «Вот, — думаю, — повезло. Кабан, настоящий дикий кабан!»

Зверь прошел вдоль реки и остановился метрах в двадцати в лесу, учуял мой запах. Послышалось недовольное фырканье. «Эй! — крикнул я, думая, что зверь, услышав человеческий голос, сорвется и побежит. — Хрюшка! Вали отсюда!» Но топота не последовало. Сопение усилилось. Зверь стал двигаться в мою сторону. «Что тебе надо? -грозным голосом я попытался отпугнуть кабана. — Иди куда шел! Нечего тут тебе делать!» Но зверь не слышал меня! Я оглянулся. Рядом стояли голые деревья, на которые невозможно залезть. «Выход один, — промелькнуло в голове, — срочно разводить костер!»

Когда я выхватил из кармана зажигалку и достал из рюкзака таблетку сухого спирта, кабан был уже в пяти метрах от меня, за кустами. Я видел его свирепый взгляд, слышал глухое сопение и чувствовал, что зверь настроен решительно. Уже не помню, какой бред я нес, чтобы отвлечь животное, но зажигалка, слава богу, вспыхнула сразу. Поднес пламя к целлофану, в который был завернут сухой спирт, и стал зажигать. Целлофан плавился, капал мне на пальцы, на коже вскакивали от ожога волдыри, но я этого не замечал. Когда спирт загорелся, я положил его на землю и стал ломать мелкие веточки и укладывать на горящую таблетку. Веточки оказались сырыми и не хотели загораться, но из сложенного домика над полыхающим спиртом потянулась струйка дыма. Кабан отскочил, еще раз зло фыркнул и побежал в глубь леса. Зверь отбежал недалеко, и пока я укладывал на костер палки и гнилушки, слышал, как животное ходит совсем рядом и недовольно роет мокрый грунт. От гнилушек дыма становилось все больше, он медленно растекался по лесу. Зверь уходил все дальше и дальше, и я его больше не слышал. Тревога долго не отпускала сердце. Я сидел у костра и соображал, что делать, как поступить. Немного придя в себя, решил идти вдоль речки: напуганный дымом костра, зверь не вернется. Очень не хотелось бросать дальнейшее исследование и поворачивать обратно из-за какой-то свиньи.

«Я буду долго гнать велосипед…»

«Я буду долго гнать велосипед, — кричал я, перемещаясь вдоль реки, чтобы звери могли издалека слышать мое приближение, — в густых лугах его остановлю…» На берегу в старой траве, тростнике, крапиве все было изрыто лесными хрюшками. Встречались натоптанные тропы, пересекающиеся между собой. Чувство тревоги усиливалось. Я достал из рюкзака охотничий нож и повесил на поясе. В карман положил зажигалку и сухой спирт.

«Так соединились детские сердца, так узнала мама моего отца…» — громко напевал я. В тот день я вспомнил много забытых песен. Речные хищницы молчали. Попадающиеся на пути приямки оказывались безрыбными, а прямики негодными для проводки приманки.

Выхожу на интересное место. Река резко уходит вправо, образуя большую дугу и подмытый берег. Действую по старой схеме: лягушка — «колебалка» — воблер. Срабатывает X-RAP, успешно хватает двумя тройниками щуку. «Зубастая» выписывает кульбиты, пытается спрятаться в траве, уходит на глубину, но это не спасает. Крючки воблера надежно вцепились в хищную пасть. Наконец устав, щука дает подвести себя к берегу.

Долго еще стою на этом месте. Меняю приманки, способы проводки (при этом ни на минуту не прерывая пения), но тщетно. Щуке не нравятся ни мое пение, ни мои приманки. Выбираю желто-серебристый виброхвост фирмы Mikado, еще ни разу не опробованный в этом году. Пытаюсь пробить дно. Три оборота катушки — пауза, снова три оборота — пауза. Омут маленький, поэтому приманке удается сделать пять-шесть ударов по дну, и виброхвост оказывается под моим берегом.

Читать еще:  Индигирка

Хватка случилась посреди омутка, на стыке основной струи и тиховодья. Щучка оказалась крупнее остальных, пришлось отпустить затянутый фрикцион. Дав хищнице вволю нагуляться по омуту, но в то же время не позволяя уйти за его границы, в наваленные в воде деревья, подвел «зубастую» к берегу и затащил на траву. Речка продолжала радовать!

Я еще долго брел вдоль петляющей речушки, напевая различные песенки. Со стороны казалось, что по лесу гуляет пьяный мужик. Мест для ловли становилось все меньше. Чаще приходилось преодолевать низменные заболоченные кочкарники, а в перелесках — поваленные ветром деревья. Время неумолимо двигалось к вечеру, выходить в сумерках к машине по территории кабана мне не хотелось, да и рыбы было поймано достаточно, чтобы порадовать семью рыбником с грибами и картошкой. Собрав снасти, я повернул обратно и бодро зашагал по кабаньей тропке.

К берегам лесной реки приезжают рыбаки

Рыбалки с ночевками. Описание способов ловли рыбы двумя увлеченными рыболовами в лесной реке и обитание оных в лоне Природы. Предмет интереса — язь, голавль, лещ.

Весеннее утро на берегу дикой лесной речки встретило нас птичьим многоголосьем в патриархальной лесной тишине. Белый, как аптечная вата, туман укутывал поверхность воды. В мае дни уже совсем теплые, а ночами еще прохладно. Выбравшись из палатки, в которой провели уже третью ночь, мы с приятелем быстро развели костерок. Почерпнув из речки воды, повесили котелок над огнем. Завтрак — святое дело, это обед можно пропустить. Утром надо непременно заморить червячка, чтобы потом ничего не отвлекало от священнодействия называемого рыбалкой. Развернули на брезентовом плаще пакеты с провизией. Быстро наделали бутербродов с колбасой и сыром. Ждали, когда закипит чайник, чтобы заварить чай. Варить макароны с тушенкой не хотелось, надоели они уже за три дня. Да и время потеряем. Сегодня к обеду надо уже домой собираться. Утром же самый лучший клев должен быть.

Черный чай с листочками дикой смородины — чудесный напиток, а бутерброды с голодухи — пища богов. Наскоро перекусив, тронулись на свои заветные и уже оснащенные места. Приятель устроился на песчаном пляже, где у него стояли донки на леща. А я залез на лежавшее в воде дерево, чтобы ловить в проводку голавлей и язей. Вчера это неплохо получалось. Ловил я несколько не традиционно. По опыту знал, что в этой реке язь и голавль в это время года хорошо берут на корочку ржаного хлеба, плывущего по поверхности воды.

Такое открытие было сделано несколько лет назад, когда я, увидев с обрыва стайку крупных язей, стоявших на выходе из омута, пытался поймать их. Все имеющиеся насадки и наживки перепробовал. Под самый нос рыбе подбрасывал крючок с червями, опарышами. Даже кузнечиков наловил. А рыба не обращала на мое угощение никакого внимания. Никакой реакции. Хоть убейся. Присев на крутом берегу, жевал бутерброд и соображал, чем бы мне искусить этих зажравшихся красавцев. Машинально отломил от корки небольшой кусочек и бросил в воду выше по течению. Как только корочка поравнялась с язями, один из них проворно шмыгнул вперед, схватил ее и вернулся на место. О, чудо! Только бурун на воде остался. Я повторил — и снова хлеб был проглочен.

Насадил на крупный и легкий крючок корочку. Снял поплавок и грузило. Взмахнув удилищем, забросил эту незатейливую снасть и был вознагражден за смекалку. Последовал мощный рывок и здоровенный красноперый красавец, оказавшись на крючке, начал выделывать невероятные кульбиты. Сердце готово было выскочить из груди. После недолгой борьбы, язь нашел пристанище у меня в садке. Спустя немного времени стайка вернулась на свое место, я продолжил ловлю и в итоге был вознагражден хорошим уловом.

С тех пор приспособился ловить именно таким способом. На хлебную корочку, плывущую по течению, как правило, берет крупная рыба. Мелкая ее просто не в состоянии проглотить. Ловить можно с лодки, но если не хотите тащить лишний груз, можно устроится на каком-либо упавшем в воду дереве, благо в лесной реке коряжин таких в избытке. Тем более, что в нашем случае, проехать к реке не было никакой возможности. А тащить на себе по бурелому, помимо палатки, рюкзаков с провизией и снастей, тяжелую резиновую лодку очень не хотелось.

А так все просто. Я пристроился выше омута на упавшем в воду дереве, забрасывал снасть и потихоньку стравливал леску. По сути дела — ловля в проводку. Только без поплавка и грузила. Поклевка была видна по всплеску и следовавшему за ней рывку рыбы. Я отпускал насадку по течению метров на пятьдесят и, если рыба пропускала ее, медленно подтягивал назад. И снова отпускал. Бывало, что рыба брала даже во время подтягивания.

И не надо ничего придумывать. Если на корку не клюет, можно попробовать другие насадки и наживки. Или просто, не мудрствуя лукаво, переключится на ловлю плотвы или ельцов, которые в мае великолепно реагируют на некрупного ручейника или манку с чесноком. Находишь тихое место близ берега, где течение не утомляет спокойную рыбу. Время от времени бросаешь в воду прикормку из молотого зерна, гороха, размоченного жмыха. И ловишь. Красноперка может подойти, если она изобилует в этой реке. Мелкий подъязок всегда не прочь ручейником закусить. Без рыбы не уедете.

А мой приятель наловчился леща на донки ловить. Обычно он этим ночью занимается, но вчера вечером мы устали, все же третий день на реке обретаемся. Поужинали, приняв свои законные «фронтовые» 150 грамм, и завалились в палатку спать, отложив все дела на утро.

В мае ловит он леща на пучок мелких червей, забрасывая донку с помощью спиннинга. Этакий незатейливый фидер без всяких квивертипов и патерностеров. Просто привязывает на конец лески кормушку, а выше поводок с крючком длиной около 25 см. Прикормку сам делает из смеси пшена, молотого гороха, кукурузной муки, измельченных овсяных хлопьев. Чеснок туда добавляет, нерафинированное подсолнечное масло. Впрочем, прикормка — дело сугубо индивидуальное и творческое. Не хотите возиться — купите в магазине. Благо, сейчас на этот счет изобилие. А мой приятель прикормку всегда сам готовит, экспериментирует. И, надо сказать, неплохо ловит.

Ночью, для удобства, на голову фонарь цепляет. А летом лещ и на растительные насадки отлично клюет. Правда и от червя, который на крючке крепче держится, не отказывается. По мнению приятеля, нет наживок лучше мелкого навозного червя, выдержанного ночь в измельченных капустных листьях с небольшим количеством рубленого чеснока. Крючки он использует средние, например, №6 (по отечественной нумерации), с длинным цевьем, чтобы червей удобнее было цеплять.

Вот так мы с ним и промышляем, не мешая друг другу. Частью уловов иногда меняемся, для разнообразия. Май — благодатный для рыбной ловли месяц. Комаров еще не много, рыба активная. Позднее у нас другие интересы появляются. В середине лета — карась, карп, линь. Ближе к осени — щука, окунь, судак. Ближе к зиме — налим. Но это уже совсем другой разговор.

Советую прочитать:

Ловушка для рыболова — о ловле на «кольцовки» и на «резинку» с неожиданным уловом, сазан на четыре и восемь кило!

Чудовище — Дни стояли белые от жары, вот уже несколько дней раскаляющей город. Даже ранним утром воздух был тяжелым от ночной духоты. На рыбалку ехать не хотелось.

Лесная речушка

Журнал добавлен в корзину.

ПО ЛЕСНОЙ РЕКЕ УСТЕ

Н. ИВАНОВ, старший научный сотрудник Исследовательского центра имени академика М. В. Келдыша (Москва)

Куда бы, куда бы это поехать, чтоб и капиталов хватило и чтобы это была не петербургская дача, а настоящее?
Из разговора художника Б. М. Кустодиева и писателя Е. И. Замятина

Вот и на этот раз мы собираемся поехать в «настоящее». Приглашаем туристов-водников совершить путешествие на байдарках по северо-восточному району нижегородской Руси. Места здесь красивые, родная, близкая природа. И притом — щедрая: рыба, грибы, земляника, черника, морошка, малина, брусника, свежее молоко, картофель… Само же путешествие — сплошной праздник.

Нижегородский край, расположенный на пересечении торговых путей из европейской в азиатскую часть Российской Федерации, — один из крупнейших интеллектуальных, промышленных, транспортных, исторических, культурных и туристических центров России. Его население составляет 3726,4 тысячи человек (данные 1996 года).

Предлагаемый маршрут захватит относительно небольшую часть этого богатейшего во всех отношениях края. Река Уста, по которой предстоит спускаться туристам, — левый приток реки Ветлуги, в свою очередь впадающей левым притоком в Волгу. Географическая длина Усты равна 253 километрам, протяженность же предлагаемого маршрута — около 115-120 километров, время в пути — примерно пять-шесть ходовых дней. Маршрут начинается в городе Урень, районном центре Нижегородской области, а оканчивается в селе Воскресенское, расположенном на правом берегу реки Ветлуги. В такое путешествие можно отправляться с конца апреля до середины сентября; никаких препятствий на реке нет, только ветер иногда нагоняет встречные волны. Детей в весенний поход по Усте брать не следует: в это время во многих местах маршрута возникают многокилометровые разливы реки.

Вблизи города Урень в Усту впадают три ее притока — небольшие речки Темта, Арья и Вая, текущие среди южнотаежных хвойных заволжских лесов. В весеннее половодье по двум последним речкам любят сплавляться на байдарках нижегородские туристы.

Добраться до Уреня очень легко. Погрузившись вечером на Казанском вокзале Москвы в поезд, например Москва-Барнаул, рано утром следующего дня туристы прибывают на нужную станцию. (Кстати, через Урень проходят и другие поезда дальнего следования: Москва-Пермь, Москва-Нижний Тагил, Москва-Киров.)

Прибыв на станцию Урень, вам надлежит быстро выгрузить рюкзаки и байдарки на удобный станционный перрон (по расписанию поезд стоит здесь всего две минуты). Затем без труда договариваетесь с местными автовладельцами, занимающимися «извозом», и через 10-15 минут группа окажется на «1-й улице», откуда совсем недалеко до берега реки (весной разлившаяся Уста подступает почти к домам этой улицы).

Пока мужчины на берегу реки занимаются своим главным делом — собирают байдарки и укладывают в них походное снаряжение, женщины могут отправиться в расположенный неподалеку центр города и сделать необходимые предпоходные покупки.

Небольшой русский город Урень, расположенный в 183 километрах от Нижнего Новгорода, — районный центр одноименного района Нижегородской области с населением 13,4 тысячи человек. В XVIII веке на его месте располагалось поселение старообрядцев (напомню, что в романе П. И. Мельникова-Печерского «В лесах» упоминается местный Красноярский скит). Только в 1973 году поселок Урень получил городской статус.

Город уютно раскинулся на высоком правом берегу Усты, растянувшись на 5-6 километров. В центре его, около церкви, сосредоточено большинство магазинов, здесь же и рынок. В центре — все административные здания, среди них нельзя не выделить особняк уренской таможни. Приятное впечатление производят магазины — светлые, чистые, нарядные, с продуманной рекламой, с большим ассортиментом мясных, молочных, бакалейных и хлебных товаров, овощей и фруктов. В хозяйственных магазинах много полезных и недорогих товаров, необходимых человеку, привыкшему все делать в доме своими руками.

Особо хочу посоветовать. Прислушайтесь к говору местных жителей-уренцев. Он какой-то исконно русский, благозвучный, напевный. Например: «Молодуша, почем молоко?» По-моему, звучит красиво.

Спускаясь по Усте, группа проходит следующие населенные пункты: Урень, Красный Яр, Заводь, Зубово, Кириллово, Драничное, Староустье, Большие Отары, Игнатьево, Краснояр, Белоусово, Красный Хутор, Елкино, а по реке Ветлуге — Площаниху, Бахариху и, наконец, село Воскресенское.

Вначале Уста течет вблизи города среди заливных лугов. Слева, по ходу байдарок, множество огородных участков и летних домиков, которые весной затопляются устинской водой, поднимающейся на метр, а то и более. Поэтому ориентироваться в конце апреля — начале мая на первых 10-15 километрах маршрута нелегко, следует внимательно следить за руслом реки, иначе можно заплыть в заливные луга и долго-долго там блуждать.

По мере удаления от Уреня к реке в нескольких местах подступает небольшой лес, но хорошего места для отдыха и ночлега здесь нет. Следует плыть дальше, к селению Красный Яр (в нем, кстати, есть местная база отдыха), пройти автомобильный мост и в 2-3 километрах ниже этого моста на левом берегу реки остановиться на ночевку либо дневку.

Любители рыбной ловли на этой стоянке уже могут опробовать свои снасти и всевозможные теории, описанные в бесчисленных руководствах по рыболовству. В водной толще Усты обитают многие виды рыб, среди них — лещ, густера, язь, судак, жерех, красноперка, щука, плотва, окунь, сом, налим, есть и раки. Стерлядь в Усте не водится, однако в низовье Ветлуги эта рыба заходит из Волги.

В местных лесах вольготно живут и размножаются лоси и кабаны, много зайцев и белок, есть хищники — куницы, рыси, волки, медведи. Хватает корма здесь глухарям, тетеревам, рябчикам. На реке и ближайших к ней озерах и болотах часто видишь стайки уток, которые, в отличие от московских уток-попрошаек, человека близко к себе не подпускают.

Почти по всему речному пути туристов сопровождает пение кукушек, которые своим «ку-ку, ку-ку», раздающимся с утра до вечера с разных сторон, так напоминают невозвратное прошлое, детство и мир русских народных сказок. Много на берегах Усты и соловьев. Известно, что до революции за курского соловья, исполнявшего 40-42 колена, могли заплатить очень большие деньги. К сожалению, в наше время соловьи исполняют не более десяти колен. Но и это такое наслаждение — слушать соловья!

Читать еще:  Рыболовный тур на осетра в устье реки Вилюй

Встречаются на берегах Усты ужи и совсем немиролюбивые, иной раз черные гадюки, а из неприятных паразитов — клещи. Поэтому туристам следует осматривать свою одежду и друг друга два-три раза в день.

После отдыха группа продолжает путь, не встретив ни одной прибрежной деревни на протяжении тридцатикилометрового перехода вниз по лесной реке. На этот раз байдароходцы могут встать на ночевку на обширной левобережной поляне — ее местное название Лучинова поляна. К ней, петляя среди берез, сосен и елей, выходит заброшенная лесная дорога — тележница, прошагав по которой 5-6 километров, можно выйти к деревне Подгузково. Вниз по течению, недалеко от Лучиновой поляны, в Усту впадает ее левый приток, речка Черная.

На следующий день, хорошо отдохнув и отведав наваристой ухи из выловленных накануне окуней, байдарочники продолжают путешествие по Усте.

Река в этих местах, делая невероятные изгибы и красиво играя на солнце, течет в широкой лесной долине, никаких прибрежных деревень, как и раньше, здесь нет. На реке полный покой. Каждый километр пройденного в этот день пути словно пронизывает и осветляет душу. Часто можно наблюдать потешные картинки из жизни местных лесных обитателей, например, как лягушки и ужи переплывают с одного берега реки на другой: лягушки плывут почти классическим брассом, а ужи — элегантно изгибаясь вдоль всей своей продольной оси. Иной раз можно видеть и воздушный бой между пернатым хищником и стаей ворон.

В районе селения Жаренский, отстоящего от Усты на 1,5-2 километра и с реки невидимого, над водой протянуты провода двух линий электропередачи. Эти провода для туристов служат ориентиром. В 5-6 километрах ниже их, на левом берегу реки у лесной дороги, по которой егеря зимой подвозят корм для копытных диких зверей, есть удобное место для ночевки и дневки.

Незаметно проходит в лесу у реки еще один походный день, и снова группа спускается на байдарках вниз по Усте. Утром, вскоре после выхода на маршрут, группа минует деревню Заводь, а за деревней — автомобильный мост и опоры другого, уже разрушенного моста (для байдарок эти сооружения не помеха). Замечу, что из деревни Заводь при необходимости на попутной автомашине можно уехать на железнодорожную станцию Шеманиха. Ниже Заводи река петляет меньше, и как-то незаметно для себя туристы проплывают деревню-невеличку Зубово, а проплыв ее, видят правобережное село Кириллово. Здесь несколько магазинов, в которых можно подкупить нужные туристам продукты. Промышленность в Кириллове представлена двумя частными пилорамами, на которых работают человек 20. От этой деревни автобус ходит до железнодорожной станции Ветлужская.

После Кириллова Уста, как и прежде, спокойная, тихая лесная река с пышными елями по берегам, прибрежных деревень здесь нет, а вот укромных бухточек и прекрасных безлюдных белопесчаных пляжиков много. Хочется к каждому из них причалить, искупаться, позагорать.

лес порадует грибами — белыми и молодыми подосиновиками. В этих же лесах можно увидеть интересную деревянную скульптуру, сделанную природой, найти красивые лосиные рога.

В тот же день группа проплывает мимо левых притоков Усты, небольших лесных речек Вожни и Росомахи, в их устьях постоянно таится крупная рыба. Недалеко от берегов Усты в здешних лесах лежат небольшие лесные рыбные озера, о которых мало кто знает.

Очередную ночевку туристы могут организовать на правом берегу Усты, между устьем речки Росомахи (левый приток) и видимой с воды правобережной деревней Драничное. В этих местах в реке есть «рыбные» ямы, где грех не поудить лещей. Когда-то недалеко от Драничного располага лась еще одна деревня, Починок, сейчас ее нет, умерла, как и тысячи других русских деревень. По всей России сегодня насчитывается до 10 процентов полностью заброшенных деревень от их общего числа.

Ниже Драничного, в полутора-двух часах хода, группа проплывает мимо большой деревни Староустье и далее небольшую деревню Елизаветино — с воды виден только один дом. Во время этого перехода и на правом и на левом берегу Усты часто встречаются хвойно-зеленые уютные перелески, пригодные для стоянок и ночевок. Освещенные солнцем, эти перелески удивительно напоминают этюды И. Шишкина и И. Левитана.

Ниже деревни Елизаветино в Усту впадает ее крупный левый приток, речка Ижма, вскоре за которой туристы видят автомобильный мост и за ним деревню Большие Отары. Последняя, как и деревни Кириллово и Староустье, имеет автобусное сообщение с железнодорожной станцией Ветлужская. В нескольких сотнях метров ниже автомобильного моста в Больших Отарах в реке лежат бетонные блоки от некогда разрушенной плотины. Данное препятствие следует предварительно осмотреть; в свое время автор статьи с товарищами проходил эти блоки у правого берега реки.

После Больших Отар Уста вновь начинает течь крупными «кривулями»; пройдя их, туристы видят дома деревни Игнатьево, а ниже по течению — деревню Краснояр, стоящую на крутом обрыве, постоянно размываемом рекой. Вскоре после этих деревень туристы проходят левобережную деревню Белоусово, за ней начинаются заливные луга с душистым разнотравьем, чувствуется близость Ветлуги. Это разнотравье как яркая косынка на плечах любимой женщины.

В своем низовье Уста проделала себе два русла — северное и южное. Группе лучше продолжить путь по южному руслу и встать на ночевку перед Красным Хутором на высоком левом берегу, на обширной поляне.

После дня отдыха туристы делают последний переход по Усте. Миновав Красный Хутор и соседнюю с ним деревню Елкино, группа входит в неторопливую Ветлугу, ориентируясь на расположен ную на противоположном берегу ветлужскую деревню Площаниха. Рядом с Площанихой соседствует деревня Бахариха, а несколько ниже по течению — село Воскресенское.

Ветлуга в наши дни — спокойная, несколько обмелевшая река, пассажирские суда по ней не ходят, хотя маломерные грузовые катера с баржами иногда можно и увидеть. Проплыв автомобильный мост через Ветлугу, туристы заметят в двух километрах ниже моста, на правом берегу реки, в селе Вознесенское, телевизионный мачтовый ретранслятор, напротив которого и следует причалить. Здесь конец путешествия.

Телевизионный ретранслятор расположен вблизи центра села Воскресенское. В центре его находится и автостанция, ее билетная касса работает до 17 часов. Автобусы типа ПАЗ идут в город Семенов и на его железнодорожную станцию. Во время поездки до города у села Владимирское туристы проезжают реку Люнде и расположенное рядом озеро Светлояр, в которое, согласно народному преданию, погрузился легендарный град Китеж.

В Семенове конечно же надо посетить знаменитую фабрику «Семеновская роспись», где изготавливают уникальные сувениры из дерева с красивой росписью.

Через город проходят электропоезда, курсирующие по маршруту Нижний Новгород-Шахунья, есть электропоезда и от города Семенова до Нижнего Новгорода (время в пути 1 час 10 минут), что для туристов очень удобно. Из Нижнего Новгорода на одном из поездов дальнего следования туристы с запасом натуральных продуктов возвращаются домой.

А капиталов на это путешествие автор и его товарищи затратили 1680 рублей каждый.

Погода в Лесной Речке на 3 дня

Цветом обозначено, сколько осадков выпадет за три часа к указанному времени. Например, в 12:00 показано, сколько осадков выпадет с 9:00 до 12:00.

  • Мир 24

Ультрафиолетовый индекс

Солнце — источник жизни на планете. Его лучи дарят необходимые свет и тепло. Вместе с тем ультрафиолетовое излучение Солнца губительно для всего живого. Чтобы найти компромисс между полезными и вредными свойствами Солнца, метеорологи рассчитывают индекс ультрафиолетового излучения, который характеризует степень его опасности.

Какое УФ-излучение Солнца бывает

Ультрафиолетовое излучение Солнца имеет широкий диапазон и подразделяется на три области, две из которых достигают Земли.

УФ-А. Длинноволновое излучение диапазона
315–400 нм

Лучи почти свободно проходят через все атмосферные «заграждения» и доходят до Земли.

УФ-B. Средневолновое излучение диапазона
280–315 нм

Лучи на 90 % поглощается озоновым слоем, углекислым газом и водяным паром.

УФ-C. Коротковолновое излучение диапазона
100–280 нм

Самая опасная область. Полностью поглощаются стратосферным озоном, не достигая Земли.

Чем больше в атмосфере озона, облаков и аэрозолей, тем меньше губительное воздействие Солнца. Однако эти спасительные факторы имеют высокую естественную изменчивость. Годовой максимум стратосферного озона приходится на весну, а минимум — на осень. Облачность ― одна из самых непостоянных характеристик погоды. Содержание углекислого газа также все время меняется.

При каких значениях УФ-индекса существует опасность

УФ-индекс дает оценку величины УФ-излучения Солнца на поверхности Земли. Значения УФ-индекса варьируются от безопасного 0 до экстремального 11+.

  • 0 – 2 Низкий
  • 3 – 5 Умеренный
  • 6 – 7 Высокий
  • 8 – 10 Очень высокий
  • 11+ Экстремальный

В средних широтах УФ-индекс приближается к небезопасным значениям (6–7) только при максимальной высоте Солнца над горизонтом (происходит в конце июня — начале июля). На экваторе в течение года УФ-индекс достигает 9. 11+ баллов.

Чем полезно Солнце

В малых дозах УФ-радиация Солнца просто необходима. Солнечные лучи синтезируют необходимые для нашего здоровья меланин, серотонин, витамин D, предотвращают рахит.

Меланин создает своеобразный защитный барьер для клеток кожи от вредного воздействия Солнца. Из-за него наша кожа темнеет и становится эластичней.

Гормон счастья серотонин влияет на наше самочувствие: он улучшает настроение и повышает общий жизненный тонус.

Витамин D укрепляет иммунную систему, стабилизирует кровяное давление и выполняет антирахитные функции.

Чем опасно Солнце

Принимая солнечные ванны, важно понимать, что граница между полезным и вредным Солнцем очень тонка. Чрезмерный загар всегда граничит с ожогом. Ультрафиолетовое излучение повреждает ДНК в клетках кожи.

Защитная система организма не может справиться с таким агрессивным воздействием. Это снижает иммунитет, повреждает сетчатку глаз, вызывает старение кожи и может привести к раку.

Как Солнце влияет на людей

Восприимчивость к УФ-излучению зависит от типа кожи. Наиболее чувствительны к Солнцу люди европейской расы — для них защита требуется уже при индексе 3, а опасным считается 6.

В то же время для индонезийцев и афроамериканцев этот порог составляет 6 и 8 соответственно.

Кто больше всего попадает под влияние Солнца

Люди со светлым
тоном кожи

Люди, имеющие много родинок

Жители средних широт во время отдыха на юге

Любители зимней
рыбалки

Горнолыжники и альпинисты

Люди, имеющие семейную историю рака кожи

В какую погоду Солнце опаснее

То, что Солнце опасно только в жаркую и ясную погоду — распространенное заблуждение. Обгореть можно и в прохладную облачную погоду.

Облачность, какой бы плотной она ни была, вовсе не сводит количество ультрафиолета к нулю. В средних широтах облачность значительно уменьшает риск обгореть, чего нельзя сказать о традиционных местах пляжного отдыха. Например, в тропиках, если в солнечную погоду можно обгореть за 30 минут, то в облачную — за пару часов.

Как защищаться от Солнца

Для защиты от губительных лучей соблюдайте простые правила:

Меньше находитесь на Солнце в полуденные часы

Носите светлую одежду, в том числе широкополые шляпы

Пользуйтесь защитными кремами

Надевайте солнцезащитные очки

На пляже больше находитесь в тени

Какой солнцезащитный крем выбрать

Солнцезащитный крем различается по степени защиты от Солнца и маркируется от 2 до 50+. Цифры означают долю солнечной радиации, которая преодолевает защиту крема и достигает кожи.

Например, при нанесении крема с маркировкой 15, только 1/15 (или 7 %) ультрафиолетовых лучей преодолеют защитную пленку. В случае с кремом 50 — только 1/50, или 2 %, воздействуют на кожный покров.

Солнцезащитный крем создает на теле отражающий слой. Вместе с тем важно понимать, что ни один крем не способен отразить 100 % ультрафиолета.

Для повседневного использования, когда время нахождения под Солнцем не превышает получаса, вполне подойдет крем с защитой 15. Для загара на пляже лучше брать 30 и выше. Однако для светлокожих рекомендуется использовать крем с маркировкой 50+.

Как применять солнцезащитный крем

Крем следует наносить равномерно на всю открытую кожу, в том числе лицо, уши и шею. Если планируете загорать достаточно долго, то крем следует наносить дважды: за 30 минут до выхода и, дополнительно, перед выходом на пляж.

Необходимый объем для нанесения уточняйте в инструкции крема.

Как применять солнцезащитный крем при купании

Солнцезащитный крем следует наносить каждый раз после купания. Вода смывает защитную пленку и, отражая солнечные лучи, увеличивает дозу получаемого ультрафиолета. Таким образом, при купании риск обгорания возрастает. Однако за счет эффекта охлаждения вы можете не почувствовать ожог.

Обильное потоотделение и обтирание полотенцем — также повод, чтобы повторно защитить кожный покров.

Следует помнить, что на пляже, даже под зонтиком, тень не обеспечивает полноценной защиты. Песок, вода и даже трава отражают до 20 % ультрафиолетовых лучей, увеличивая их воздействие на кожу.

Как защищать глаза

Солнечный свет, отражаясь от воды, снега или песка, может вызвать болезненный ожог сетчатки глаз. Для защиты глаз используйте солнечные очки с ультрафиолетовым фильтром.

Опасность для горнолыжников и альпинистов

В горах атмосферный «фильтр» тоньше. На каждые 100 метров высоты УФ-индекс увеличивается на 5 %.

Снег отражает до 85 % ультрафиолетовых лучей. Кроме того, до 80 % отраженного снежным покровом ультрафиолета вновь отражается облаками.

Таким образом, в горах Солнце наиболее опасно. Защищать лицо, нижнюю часть подбородка и уши необходимо даже в облачную погоду.

Как бороться с солнечными ожогами, если вы обгорели

Обработайте тело влажной губкой, чтобы смочить ожог

Смажьте обгоревшие участки противоожоговым кремом

При повышении температуры обратитесь к врачу, вам могут рекомендовать принять жаропонижающее

Если ожог сильный (кожа сильно набухает и пузырится), обратитесь за медицинской помощью

Источники:

http://tihii-omut.com.ua/articles/2196-lesnaya-rechushka.html
http://www.proza.ru/2019/04/22/502
http://catcher.fish/ekspertnyi-tsentr/fishexpert/lesnaya-rechushka/
http://fishx.org/k-beregam-lesnoy-reki-priezzhayut-rybak/
http://m.nkj.ru/archive/articles/6007/
http://www.gismeteo.ru/weather-lesnaya-rechka-127873/3-days/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector
×
×