5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нюма

Нюма — река в России, протекает в Архангельской области [2] . Устье реки находится в 413 км по левому берегу реки Северная Двина. Длина реки составляет 79 км. В 20 км от устья, по левому берегу реки впадает река Ег. Другие притоки: Шиха, Болотный, Глубокий.

Данные водного реестра

По данным государственного водного реестра России относится к Двинско-Печорскому бассейновому округу, водохозяйственный участок реки — Северная Двина от впадения реки Вычегда до впадения реки Вага, речной подбассейн реки — Северная Двина ниже места слияния Вычегды и Малой Северной Двины. Речной бассейн реки — Северная Двина [3] .

По данным геоинформационной системы водохозяйственного районирования территории РФ, подготовленной Федеральным агентством водных ресурсов [3] :

  • Код водного объекта в государственном водном реестре — 03020300112103000027913
  • Код по гидрологической изученности (ГИ) — 103002791
  • Код бассейна — 03.02.03.001
  • Номер тома по ГИ — 03
  • Выпуск по ГИ — 0

Примечания

  1. Ресурсы поверхностных вод СССР: Гидрологическая изученность. Т. 3. Северный край/ Под ред. Н. М. Жила. — Л. : Гидрометеоиздат, 1965. — 612 с.
  2. «Центр российского регистра гидротехнических сооружений и государственного водного кадастра».
  3. 12Государственный водный реестр РФ: Нюма. Архивировано из первоисточника 22 августа 2012.

Ссылки

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Нюма» в других словарях:

Нюма — Наум Словарь русских личных имен. Н. А. Петровский. 2011 … Словарь личных имен

Дро, Нюма — Нюма Дро Numa Droz … Википедия

Дроз, Нюма — Нюма Дроз Numa Droz … Википедия

Патлажан, Нюма — Numa Patlagean Скульптурный автопортрет Нюмы Па … Википедия

Андуар, Нюма — Нюма Андуар Общая информация … Википедия

Дро Нюма — (Droz) (1844 1899), президент Швейцарской конфедерации в 1881 и 1887. В 1888 92 министр иностранных дел; приобрёл европейскую известность участием в дипломатическом конфликте Швейцарии с Германией в 1889. * * * ДРО Нюма ДРО (Droz) Нюма (1844 99) … Энциклопедический словарь

Фюстель де Куланж Нюма Дени — (Fustel de Coulanges) (1830 1889), французский историк. Главное сочинение посвящено проблеме генезиса феодализма в Западной Европе. Выдвинул идею непрерывности развития общества от античности к средневековью. * * * ФЮСТЕЛЬ ДЕ КУЛАНЖ Нюма Дени… … Энциклопедический словарь

Фюстель де Куланж, Нюма-Дени — У этого термина существуют и другие значения, см. Куланж. Нюма Дени Фюстель де Куланж (фр. Numa Denis Fustel de Coulanges, 18 марта 1830(18300318) 12 сентября 1889) французский … Википедия

ДРО (Droz) Нюма — (1844 99) президент Швейцарской конфедерации в 1881 и 1887. В 1888 92 министр иностранных дел; приобрел европейскую известность участием в дипломатическом конфликте Швейцарии с Германией в 1889 … Большой Энциклопедический словарь

ФЮСТЕЛЬ ДЕ КУЛАНЖ Нюма Дени — ФЮСТЕЛЬ ДЕ КУЛАНЖ (Fuste de Coulanges) Нюма Дени (1830 89) французский историк. Главные сочинения посвящены проблеме генезиса феодализма в Зап. Европе. Отрицая прогрессивную роль революций в историческом процессе, выдвинул идею непрерывности… … Большой Энциклопедический словарь

– Красивая баба! – сказал Нюма, наполняя фужеры.

Разговору помешал звонок. Нюма открыл дверь, В комнату вошла женщина.

– Что случилось? – спросил Нюма, глядя на ее припухшие от слез веки.

– Случилось! – сказала женщина утвердительно.

– Говори, что случилось, – повторил Нюма.

Женщина подошла к дивану, присела и, опустив голову, стала горестно ею покачивать.

– Все умирают! – сказал Нюма и вдруг почувствовал, что попал в сердце. “Шлифованный булыжник, болванка чугунная, кнехт”, – подумал он о себе и его голос смягчился. – Сама знаешь, чем кончаются твои слезы. Хочешь себя до криза довести?

– В три часа похороны, – сказала женщина, поднялась, посмотрела на бутылку. – Не забывай, что будут хоронить твою тетю.

– Я не думал, что у тебя такая маленькая мама, – сказал собутыльник, слышавший разговор о похоронах – приподнялся с намерением уйти.

– Сиди! – сказал Нюма и табуретка под ним заскрипела всеми ножками. – Когда у Карабчиевского свадьба? – спросил и толстые, короткие пальцы обхватили бутылку.

– Через две недели, но без меня.

– Ревнивец – обиделся, что невесту увели?

– Да нет. Бумагу о неразглашении подписал.

– Темнишь и не заикаешься.

– Хорошо, но только никому. – В командировку посылают – в Дудинку, что около Норильска – секретникам приспичило за счет моего здоровья творческий привет передать вечной мерзлоте и кровососущим.

– А я люблю путешествовать, – горлышко повисло над серебристым торцом и перебежало ко второму фужеру настолько быстро, что не пролилось ни одной капли.

– Кислятина, надо сказать, невыносимая!

– На безрыбье и рак рыба, – сказал Нюма.

Чередование голубых и оранжевых реек.

Старые балаболки. Ноги на ширине плеч, локти на коленях, подбородки на кулаках. Тарабарщина – любовь, нафталин, объятия, клопы, былая свежесть, тараканы, амидопирин, морщины, валерьянка, воспоминания, моль.

– У-гу, – сказал Нюма своему другу и зашагал к троллейбусной остановке.

Возле арки кучками (по два, по три человека) стояли люди. Нюма поздоровался с теми, кого знал и прошел во двор. Там людей было больше. Возле беседки он заметил двоюродных сестер.

– Правда, борода ему идет, – сказала Лина, обращаясь к Ане.

– Этой бороде, Линочка, уже пять лет, – сказал Нюма. – А где Костя?

Лина стояла, прислонившись к беседке. Однотонный штапель плотно прилегал к выпуклому бедру.

– Сколько лет твоей дочке?

– Жанна, иди к нам, – сказала Аня, обращаясь к женщине: та стояла невдалеке и время от времени смотрела в сторону арки.

Жанна подошла к сестрам. Лицо у нее было землянистого цвета. Профиль казался вдавленным – напоминал вогнутую линзу.

– Как твой Андрюша?

– В какой институт?

– В транспортный. Завтра у них русский. Притом, письменный.

– Не переживай. Сдаст. Он парень способный.

– Сам знаешь…, – сказала вогнутая линза, стряхивая с блузки невидимую соринку.

К беседующим родственникам подошла женщина с ярко накрашенными губами.

– Он сделал все, что мог. Это был действительно любящий муж.

– На него жалко смотреть, – сказала Аня. – он за полгода на глубокого старика стал похож.

– Я думаю, что в ее смерти виноваты врачи. Здесь важен точный диагноз. У моей мамы тоже рак матки. Она уже десятый год с этим несчастьем.

Жара спадала, но двор был заасфальтирован недавно – свежее покрытие насыщало воздух гуталиновым запахом.

– Несут, – произнес чей-то облегченный шепот.

Головы повернулись к арке. Оттуда вынырнул гроб, обтянутый красным сукном. “Из похоронного бюро”, – подумал Нюма о носильщиках и окинул взглядом балконы.

б..ыба..бал. алк. лко. кон. оны. ныб.ы
а..н. л..ы..к..б..о. а..н. л..ы..к. б..о. а..н
лко. кон. оны..ныб..ыба. бал. алк. лко

На одном из них стояла женщина в цветастом халате. Правая рука у нее тянулась к прищепкам, левая придерживала эмалированную миску. Веревка вздрагивала. Женщина снимала высохшее белье.

– Неудобно стоять тут, сказала Аня и первая пошла к подъезду.

Гроб стоял в центре столовой комнаты на стульях. Их кожаные спинки плотно примыкали к боковинам. Вдоль бортов теснились родственники. Дядина голова вращалась – двигалась вправо, поднималась вверх, потом двигалась влево и падала как груз, лишенный опоры.

– Прощайтесь с нашей соседкой, прощайтесь с нашей соседкой, – приговаривал он, всхлипывая.

– Мама-ка-ма, мама-ка-ма, – причитала старшая дочь.

– Нюма, попрощайся с нашей соседкой, – выкрикнул дядя (колебания на шейном штативе прекратились).

Племянник продвинулся чуть ближе.

Изнурительная болезнь облагородила черты, разгладила морщины – обескровила. Белый платок был надвинут почти до бровей, но щеки казались белее платка. От этого покойница смотрелась моложе своих лет (две дочки, стоящие у изголовья, казались ее сестрами).

Читать еще:  Кривенькое озеро

Младшая держалась более мужественно. Она не плакала – пальцы прикасались к материнскому платку, будто пытались запечатлеть устойчивую форму складок.

К изголовью протиснулась Света – их двоюродная сестра – громко зарыдала, открыла сумочку, что-то вытащила.

– Проглоти! – сказала требовательно, обращаясь к старшей.

Та загипнотизировано, на астматическом вдохе, исполнила приказание: поднесла таблетку к губам – проглотила и после короткой паузы вернулась к прежнему причитанию: мама-ка-ма, мама-ка-ма.

У входа появился Николай и, стараясь не смотреть на футляр, двинулся к изголовью. Его плечо стало похожим на кухонный нож. Оно рассекало толпу родственников так, будто это был слоеный пирог. Пальцы бывшей жены перебежали от складок к платку.

– Сним-ммм-ите эт-ттт-от пла-ттт-ок. у ннн-ее ввволо-сы б-б-были крас-сссивыми, – Николай заикался сильнее, чем обычно.

Воцарилась неожиданная тишина.

Бывшие посмотрели на вторженца так, будто он бросил на покойницу горсть колючек.

Дядина голова перестала дергаться.

– Положено с платком,

– Положено с платком, – подхватили женские голоса.

Рядом с Нюмой стояла его мама. Он искоса глянул на нее – глаза сухие. Наклонился.

– Я буду на улице, – шепнул, протиснулся к выходу, подумал: “Мешпуха!”

– Ты заметил, что гроб намного больше стандартного? – спросил Адольф,

– Я, Адик, не обратил внимания, – сказал Нюма (муж “мамаки-ма” не любил полного имени).

– Найди дядю Мотю – он руководит этим погребением – скажи, что нужно срочно поехать на кладбище. Пусть не забудет прихватить лопаты.

– Могилу расширить, – сказал Адольф и, злобно посмотрев на Нюму, добавил, – и тебе не мешает свое здоровье приложить!

“У Адольфа с нервами не все в порядке, – улыбнулся: родственники считали Адольфа чуть ли не Эйнштейном, – а что если гроб действительно нестандартный?”

на первый этаж… Открыл парадную дверь. Заметил седую шевелюру – она всплескивалась – что-то доказывала.

Группа престарелых женщин. Одна из них бросила на асфальт папиросу, придавила каблуком и решительно направилась к Нюме.

– Видел Адика? – спросила она, выпячивая неймановский подбородок. – Зол как пантера. Его хотели послать в Хельсинки на семинар физиков. Сам ректор ходатайствовал. Документы на проверку отправили. Не подошел. Я думала, думала. Это у них наша Софья такую симпатию вызывает.

– Бася, тебя Рива зовет, – вклинился в разговор маленький человечек: он жмурился от солнца – лицо морщилось – такое выражение бывает в тот момент, когда опорожняют желудок.

– Зачем я ей нужна? – спросила тетушка и неймановский подбородок у нее выпятился до отказа.

– Насчет стола посоветоваться.

Тетушка тут же пошла к подъезду. Маленький человечек вслед. “Он как гусь на привязи, – подумал Нюма, – странные похороны – о каком столе идет речь?”

– Ты был наверху? – спросила седая шевелюра, останавливаясь около Нюмы.

– Держится. Адик говорит, что гроб нестандартный.

– У Софьи и так предынфарктное состояние, – Нюма сделал паузу. – И дядя Зенон на пределе. Каково им будет видеть, что гроб не входит. Нужно заранее поехать на кладбище, чтобы расширить яму.

– На месте расширят. Это секундное дело, – сказала седая шевелюра – махнула рукой и озабоченно пошла к арке.

Из подъезда повалили родственники. Во дворе появилась какая-то скуластая женщина в пиджаке серого цвета и с траурной повязкой на рукаве.

– Стройтесь в колонну. Лучше, если с венками будут девушки, – крикнула она, посматривая на часы.

Мама вздрогнула – она перебирала венки. Нашла. “Мане от Мотиной семьи”, – прочитал Нюма на черной ленте.

стена к..о стена
. р..ц
. м. ыль
. е
. д
. ь
. стала невидимой –

граница, соприкасавшаяся с воздухом, была ослеплена солнцем. Грянул Шопен.

. нивелированный звук не достигал ушей. музыканты талантливо изображали квакающих лягушек.

Здесь шествие распадалось, сосредотачиваясь у стоящих вдоль бордюра машин.

Голоса, брошенные вслед:

– Ее путь был усыпан цветами, – типичный.

– От подъезда до арки, – анти. (тоже типичный) .

– На асфальт падали ландыши, – утонченный!

Резкий поворот. Игорь схватился за спинку переднего сидения – острый кадык, тонкая шея – весь кожа и кости. “Его как из концлагеря выпустили”, – подумал Нюма и, посмотрев на своего собеседника с симпатией (считал, что родная сестра вышла замуж удачно), спросил:

– Ты встречал людей, которые не реагируют на смерть близких?

– Не приходилось, – Игорь приподнялся и сел удобнее. – Это заболевание психики.

– Я до шестьдесят третьего года увлекался скоростным спуском. Три дня трассу изучал, чтобы укоротить дистанцию – финишировал в травматическом отделении. То ли месяц был напряженным, то ли по каким-то другим причинам, но в операционной резали по конвейерной системе – на двух столах одновременно.

– Под общим наркозом? – спросил Игорь.

– Меня – под местным… А под общим на соседнем столе мужика распанахали: кожа как сюртук развернута, от подбородка до пупка инструментами утыкан – сосуды пережимают, ко рту трубка подведена. Дышит. Обнажает хирург мои сухожилия, спрашивает: “Больно?” А я молчу. Вижу – у мужика из грудной мышцы шарики вынимают – чистые, белые, без мяса. Я сразу догадался – кричу на всю операционную: “У него доброкачественная опухоль!” Тот хирург, что мужика оперировал, от неожиданности пинцет выронил. «Заткни этому серафиму глотку тампоном», – говорит моему.

– Ты не помнишь фамилий?

– Я не записывал, – сказал Нюма и продолжал, – зашивать стали мужика. Лишние куски мяса в ведро летят. Обыкновенное ведро – цинковое: слышу, как они – бум-бум! – по дну шлепают.

– А куда же их бросать по твоему?

– Дело не в этом. Я на следующий день тому, который кромсал, вопрос задаю.

– Понятно, – перебил Игорь своего собеседника, – я шестой год оперирую. – Если все удачно, приходишь домой и тут же отключаешься. Кстати, ты знаешь, где я и Света познакомились? – спросил и, застенчиво улыбнувшись, положил руки на остроугольные колени. – В анатомке. Она у меня практику проходила.

Забор из красного кирпича придавал улице мрачный вид – в лобовом стекле автобуса просматривался Есауловский переулок. Показалось кольцо. Автобус выехал на трассу, которая вела к кладбищу. Стрелка спидометра заколебалась на цифре 90.

Нюма — река бассейна Белого моря , левый приток Северной Двины . Река Нюма берет начало в топях, окружающих озеро Лум, в Архангельской области России. Длина реки Нюма составляет 79 км, а площадь водосборного бассейна — 584 км 2 . Озеро Лум, являющееся истоком, расположено в междуречье рек Северная Двина и Вага, на водоразделе этих рек. Общее падение реки Нюма составляет 39 м, уклон реки – 0,494 ‰. Впадает в Северную Двину на 413 км от устья.

Населённые пункты.

В нижнем течении, недалеко от устья, расположены деревни Ламповская, Рязановская, Яковлевская.

Подъездные пути.

Хороших подъездных путей к реке нет. В верховья, к озеру Лум, можно добраться по автозимнику из Шенкурска.

Добраться до устья реки Нюма удобнее всего по Двине, русло которой в этой части является судоходным.

Основные притоки.

Наибольшим из притоков является река Ег, впадающая в Нюму в 20 км от устья.

Рельеф, почвы и растительность.

Река Нюма протекает по сильно заболоченной местности. В бассейне реки множество топей, глубина которых превышает 2 м.

Почва преимущественно песчаная или болотистая, встречаются полосы «северного» чернозема. Почвообразующими породами служат пески и двухчленные отложения, представленные маломощными песками и супесями, подстилаемыми тяжелосуглинистой карбонатной мореной. Район сильно заболочен, огромные пространства плоских водоразделов и высоких слабодренированных террас и озеровидных расширений долины реки заняты сфагновыми болотами и подзолистоболотными почвами, формирующимися под елово-пихтовыми, елово-сосновыми, сфагновыми и зеленомошниково-сфагновыми редкостойными лесами — «раменями». Дренированные участки склонов, а также песчаные террасы реки покрыты сосновыми борами -зеленомошниками и беломошниками, под пологом которых развиты песчаные иллювиально-железистые и гумусово-железистые подзолы и подзолистые почвы с двучленным профилем.

Читать еще:  Заброс мультипликаторной катушкой

Гидрологический режим.

Исток реки Нюма расположен на высоте 57 м над уровнем моря, а устье – на отметке в 18 м. Течение спокойное, в среднем скорость (район села Яковлевская) составляет 0,3 м/с.

Питание реки преимущественно снеговое. Половодье в мае — начале июня. Цвет воды коричневый, придаваем болотными водами. Период ледостава: ноябрь – конец апреля — начало мая.

Ихтиофауна.

В реке Нюма обитают следующие виды рыб: щука, окунь, лещ, налим, плотва, язь, гольян, ёрш.

Образумь нас всех, Господи, если еще не поздно!

— Это похороны?! Это карнавал! Это свадьба, клянусь честью! — возмущался плотный старик с широким лицом, взрытым морщинами, подобно треснувшему блюдцу.

Старика звали Нюма… Наум. Наум Маркович Бершадский. Но он как-то отвык от своего имени. Все последние годы к нему обращались исключительно как к Нюме. И дворник Галина, и участковый уполномоченный Митрофанов, и председатель жилконторы Маргарита Витальевна, и почтальонша Люся, не говоря уж о соседях по площадке.

Что там соседи? Его звали Нюмой даже в ближайшей сберкассе, где он получал свою пенсию. Оформят, как положено, все бланки, вручат сопроводительный жетон и подскажут, как маленькому: «А теперь, Нюма, в кассу»… А все началось после того, как умерла мадам Бершадская — Роза Ильинична. Обычно она часами сидела на скамейке у подъезда дома и трубным голосом — у нее была какая-то болезнь горла — невольно посвящала окружающих в семейное имя мужа. Старик Бершадский так свыкся с этим, что при любом новом знакомстве представлялся как Нюма. Чем, в свое время, озадачил квартиранта Самвела Рубеновича Акопяна.

Тот довольно долго обращался к Нюме по имени-отчеству, пока не произошел казус. Надо было вызвать «скорую» для соседа-гипертоника, и Самвел Рубенович назвал фамилию и адрес больного. На что диспетчер уточнила: «Это Нюма, что ли? Сейчас приедем!» И приехали. Буквально через десять минут… С тех пор Самвел Рубенович стал обращаться к соседу, как все…

— Раньше были похороны, это да, — Нюма не сводил глаз с экрана телевизора. — Впереди шел оркестр. В солнечный день трубы блестели, как свечи. Шел барабанщик. Он прижимал к животу огромный барабан и бил по нему палкой с набалдашником. А тарелочник?! Когда он цокал своими тарелками, люди приседали. Это было красиво. Тарелочником ставили Витьку Старосельского, бухгалтера овощного магазина. Когда он умничал со своим дебетом и кредитом, непонятно. Ведь люди умирали без согласования с Витькиным завмагом. И последнее, что они слышали, так это был марш Мендельсона…

— Марш композитора Мэндельсона играют на свадьбе, — с легким армянским акцентом проговорил Самвел, тощий, словно сплющенный, старик.

— Здрасьте! — возмутился Нюма. — А что, по-твоему, играют на похоронах?

— Играют Бэтховена, был такой композитор, немец. Но главное, играют Шопэна, он был поляк. Это — первое! — Самвел вскинул руку и согнул один палец. — Второе! Похоронный оркестр всегда шел за процэссией, а не впереди процэссии. — Самвел согнул второй палец.

— «Процэссии!» — передразнил Нюма. — Не знаю, как было у вас в Баку, а у нас, в Одессе, оркестр ставили впереди. Чтобы не застать людей врасплох, когда «процэссия» уже пройдет. И некого будет спросить: кого хоронят, отчего человек умер и кому что оставил, — Нюма продолжал пялиться в телевизор…

Телевизор был собственностью Нюмы. В связи с этим обстоятельством Самвел старался не спорить с соседом, себе дороже. Но если предметом разговора становилась музыка, Самвел не мог допустить никаких безответственных рассуждений. В былые времена Самвел заведовал хозяйством Бакинского музыкального училища и в музыке считался авторитетом. Особенно у себя во дворе, в Арменикенде, нагорном районе Баку, где до трагических событий конца восьмидесятых годов проживало много армянских семей.

— Бэтховен, это тебе не какой-нибудь Мэндельсон, — не смирялся Самвел. — Конечно, Мэндельсон тоже хороший музыкант, но не Бэтховен…

Нюма посчитал, что замечание соседа носит некоторый национальный оттенок. А в таких вопросах старик был весьма щепетилен. Хотя, кроме Мендельсона, он мало кого мог назвать из знаменитых музыкантов. Да и Мендельсон был для него авторитетом в основном по откровенному звучанию фамилии…

— Может, для тебя и Фогельсон плохой музыкант? — вдруг вспомнил Нюма.

— Во-первых, Фогельсон вообще не музыкант, — Самвел негодующе всплеснул руками. — Фогельсон сочинял стихи для песен. Я точно знаю. На фронте хорошо знали его песню «Летят белокрылые птицы»…

— Не птицы, а чайки, — веско поправил Нюма.

— Пусть чайки, — миролюбиво согласился Самвел. — Как будто чайка не птица…

Нюма промолчал, с преувеличенным интересом глядя на экран телевизора. Похоронная процессия, распавшись на группы, заметно поредела. И, казалось, не очень торопилась за плотной колонной, сопровождавшей вычурный катафалк, что скрылся за воротами кладбища. Завершая репортаж, телевизионный комментатор посетовал о том, что традиции сицилийской мафии живучи и в конце нашего, двадцатого века. И мало кого удивит, если у свежей могилы покойного возникнет кровавая перестрелка. По этой причине телерепортеру запретили находиться на территории кладбища…

— А жалко, — вздохнул Нюма и добавил неожиданно: — Интересно, почем в той Сицилии сейчас кило мяса?

— Баранины? — уточнил Самвел и добавил с обидой: — Разве об этом скажут? Вот о гангстерах и перестрелке скажут. Как будто у нас все хорошо. На улицу выйти страшно… Сицилию показывают, хотят сказать — везде так…

— Только у них мясо есть, а у нас в мясном магазине одни ржавые банки с килькой в томате, — согласился Нюма.

— Вчера в магазине давали сайру. По две банки в одни руки, — вспомнил Самвел.

— Ты взял? — подозрительно прищурился Нюма.

— Какой взял… Такая была толпа. Людей с тротуара на дорогу выжимали. А там машины, Невский проспект, сам понимаешь…

— Я люблю сайру, — мечтательно произнес Нюма. — Чтобы холодная была, из холодильника. На белый хлеб положить толстый кусок. Масло стекает… И со сладким чаем… A у вас, в Баку, сайра была?

— Ты что говоришь?! — возмутился Самвел. — Сайра! В каждом доме черная икра. Банками. Спекулянты носили, осенью. Кто за деньги продавал, кто менял на что-нибудь. И осетрину… Каспийское море, сам понимаешь… Ладно, пойду к себе. А то одно расстройство…

Самвел обхватил смуглыми пальцами подлокотники, напрягся, переждал мгновение и принялся медленно вытягивать себя из глубины кресла.

— Говорил тебе: садись на стул, — сочувственно произнес Нюма. — Со стула тебе легче подниматься…

Наконец Самвел обрел устойчивость, оставил подлокотники и медленно выпрямился, словно расправил ржавый складной нож.

— Стул-мул-бул, — пробормотал он. — Какой стул, дорогой сосед? У меня от твердого сиденья спина болит, ты же знаешь.

Конечно, Нюма знал. Самвелу крепко досталось во время жутких событий в Баку, когда азербайджанцы изгоняли из города армян… После чего Самвел и оказался в Ленинграде, в доме на Бармалеевой улице. Стервозная дочь Бершадских Фира впустила в свою комнату квартиранта, дядю своего приятеля-студента. Тем дядей и оказался Самвел Рубенович. Однако едва вселившись, он попал в больницу. Со спиной. И пролежал довольно долго. Нюма даже думал, что он умер. Да и племянник куда-то пропал. Пока однажды не раздался телефонный звонок и мужской голос попросил к телефону Самвела Рубеновича. Нюма ответил, что сосед в больнице. А жив он — нет, Нюма не знает. Мужчина обеспокоился, попросил Нюму уточнить. Нюма разозлился. Он прокричал в трубку, что он не мальчик, что в Ленинграде десятки больниц. А если кому и нужно, пусть сам и узнает. На что мужчина ответил, что он племянник Самвела. Тот самый, что снял у Фирки комнату для дяди. Что звонит он из Калифорнии, из Лос-Анджелеса и приехать в Россию сейчас не может. И если Нюма все разузнает, то получит хорошие деньги… Тогда-то Нюма и подумал, что дело темное. И в который раз помянул свою дочь Фиру робким еврейским матком: «дер тайвл зол дир неман» — что означало «черт бы тебя взял». Хотя эта стерва заслуживала хорошего русского мата, который Нюма знал не хуже дворника Галины, а то и позаковырестей. Когда Галина подметала у пивной точки на Бармалеевой улице, покупатели в изумлении забывали сдуть пивную пену. И только Нюма, бывший экспедитор Торгового порта, мог профессионально прокомментировать виртуозные словоизвержения. Но Нюма помалкивал, Нюма испытывал к Галине особое уважение. Помнится давно, когда в ожидании «скорой» задыхалась от астмы его жена Роза, именно Галина бросилась куда-то и притащила бригаду врачей… После чего Галина в сердцах крикнула Фире, что она «шалава двужопая». Но Нюма за дочь не обиделся. Нюма понимал, что дворник права. Потом уже, когда Роза умерла, когда Самвел всерьез обжился в соседней комнате, Галина повстречала Нюму в булочной на Большом и сказала, что такую дочь, как Фира, у них, у татар, за «манду» бы повесили. Это ж надо — к родному отцу подселить больного старика-беженца. Нюма лишь вздохнул и развел руками. Что он мог сказать? Характер у дочери еще тот. У покойной Розы был характер не дай бог. А у дочери еще покруче. Словно Фиру с детства кормили сырым мясом…

Читать еще:  Ретриверы

Нюма — река в России, протекает в Архангельской области [2] . Устье реки находится в 413 км по левому берегу реки Северная Двина. Длина реки составляет 79 км. В 20 км от устья, по левому берегу реки впадает река Ег. Другие притоки: Шиха, Болотный, Глубокий

Данные водного реестра

По данным государственного водного реестра России относится к Двинско-Печорскому бассейновому округу, водохозяйственный участок реки — Северная Двина от впадения реки Вычегда до впадения реки Вага, речной подбассейн реки — Северная Двина ниже места слияния Вычегды и Малой Северной Двины. Речной бассейн реки — Северная Двина [3]

По данным геоинформационной системы водохозяйственного районирования территории РФ, подготовленной Федеральным агентством водных ресурсов [3]

Примечания

  1. Ресурсы поверхностных вод СССР: Гидрологическая изученность. Т. 3. Северный край/ Под ред. Н. М. Жила. — Л .: Гидрометеоиздат, 1965. — 612 с .
  2. «Центр российского регистра гидротехнических сооружений и государственного водного кадастра».
  3. 12Государственный водный реестр РФ: Нюма. Архивировано из первоисточника 22 августа 2012.

Ссылки

Wikimedia Foundation . 2010 .

См. также в других словарях:

Нюма — Наум Словарь русских личных имен. Н. А. Петровский. 2011 … Словарь личных имен

Дро, Нюма — Нюма Дро Numa Droz … Википедия

Дроз, Нюма — Нюма Дроз Numa Droz … Википедия

Патлажан, Нюма — Numa Patlagean Скульптурный автопортрет Нюмы Па … Википедия

Андуар, Нюма — Нюма Андуар Общая информация … Википедия

Дро Нюма — (Droz) (1844 1899), президент Швейцарской конфедерации в 1881 и 1887. В 1888 92 министр иностранных дел; приобрёл европейскую известность участием в дипломатическом конфликте Швейцарии с Германией в 1889. * * * ДРО Нюма ДРО (Droz) Нюма (1844 99) … Энциклопедический словарь

Фюстель де Куланж Нюма Дени — (Fustel de Coulanges) (1830 1889), французский историк. Главное сочинение посвящено проблеме генезиса феодализма в Западной Европе. Выдвинул идею непрерывности развития общества от античности к средневековью. * * * ФЮСТЕЛЬ ДЕ КУЛАНЖ Нюма Дени… … Энциклопедический словарь

Фюстель де Куланж, Нюма-Дени — У этого термина существуют и другие значения, см. Куланж. Нюма Дени Фюстель де Куланж (фр. Numa Denis Fustel de Coulanges, 18 марта 1830(18300318) 12 сентября 1889) французский … Википедия

ДРО (Droz) Нюма — (1844 99) президент Швейцарской конфедерации в 1881 и 1887. В 1888 92 министр иностранных дел; приобрел европейскую известность участием в дипломатическом конфликте Швейцарии с Германией в 1889 … Большой Энциклопедический словарь

ФЮСТЕЛЬ ДЕ КУЛАНЖ Нюма Дени — ФЮСТЕЛЬ ДЕ КУЛАНЖ (Fuste de Coulanges) Нюма Дени (1830 89) французский историк. Главные сочинения посвящены проблеме генезиса феодализма в Зап. Европе. Отрицая прогрессивную роль революций в историческом процессе, выдвинул идею непрерывности… … Большой Энциклопедический словарь

Дро Нюма — Дро (Droz) Нюма (27.1.1844, Ла Шо де Фон, ‒ 15.12.1899, Берн), швейцарский государственный деятель. В 1881 и 1887 президент Швейцарской конфедерации, получил европейскую известность, приняв участие в дипломатическом конфликте Швейцарии с… … Большая советская энциклопедия

Фюстель де Куланж Нюма Дени — Фюстель де Куланж (Fustel de Coulanges) Нюма Дени (18.3.1830, Париж, ≈ 12.9.1889, там же), французский историк. Член Академии моральных и политических наук (1875). Окончил в 1853 Высшую нормальную школу (Париж). В 1861≈70 профессор Страсбургского … Большая советская энциклопедия

Фюстель Де Куланж, Нюма-Дени — Нюма Дени Фюстель де Куланж (фр. Numa Denis Fustel de Coulanges, 18 марта 1830(18300318) 12 сентября 1889) знаменитый французский историк, автор классического труда «Древний город». Его научный подход выражался как желание:… … Википедия

ФЮСТÉЛЬ ДЕ КУЛÁНЖ (Fustel de Coulanges) Нюма Дени — (Fustel de Coulanges) Нюма Дени (1830–89), франц. историк. Гл. сочинения по проблеме генезиса феодализма в Зап. Европе. Выдвинул идею непрерывности развития общества от античности к средневековью … Биографический словарь

ФЮСТЕЛЬ ДЕ КУЛАНЖ Нюма Дени — (Fustel de Coulanges, Numa Denis) (1830 1889), французский историк, родился в Париже 18 марта 1830. В 1850 поступил в Высшую нормальную школу в Париже, а в 1853 во Французскую школу в Афинах, где написал первую работу об истории острова Хиос. В… … Энциклопедия Кольера

Недостаток. Мультипроцессоры NUMA

Достоинство

Особенности COMA

Мультипроцессоры NUMA

Размер мультипроцессоров UMA с одной шиной обычно ограничивается до нескольких десятков процессоров, а для координатных мультипроцессоров или мультипроцессоров с коммутаторами требуется дорогое аппаратное обеспечение, и они ненамного больше по размеру. Чтобы получить более 100 процессоров, нужно что-то предпринять. Отметим, что все модули памяти имеют одинаковое время доступа.

Для большей масштабируемости мультипроцессоров приспособлена архитектура NUMA (NonUniform Memory Access — с неоднородным доступом к памяти).Как и мультипроцессоры UMA, они обеспечивают единое адресное пространство для всех процессоров, но, в отличие от машин UMA, доступ к локальным модулям памяти происходит быстрее, чем к удаленным.

Машины NUMA имеют три ключевые характеристики, которыми все они обладают и которые в совокупности отличают их от других мультипроцессоров:

1. Существует одно адресное пространство, видимое для всех процессоров.

2. Доступ к удаленной памяти производится с использованием команд LOAD и STORE.

3. Доступ к удаленной памяти происходит медленнее, чем доступ к локальной памяти. Доступ процессора к собственной Локальной памяти производится напрямую, что намного быстрее, чем доступ к удаленной памяти через коммутатор или сеть.

В рамках концепции NUMA реализуется несколько различных подходов, обозначаемых аббревиатурами СОМА, cc-numa и ncc-numa.

1) Локальная память каждого процессора рассматривается как кэш для доступа «своего» процессора.

2) Кэши всех процессоров рассматриваются как глобальная память системы, а сама глобальная память отсутствует.

3) Данные не привязаны к конкретному модулю памяти и не имеют уникального адреса, остающегося неизменным в тече­ние всего времени существования переменной.

4) Данные пе­реносятся в кэш-память того процессора, который последним их запросил. Перенос данных из одного ло­кального кэша в другой не требует участия в этом процессе операционной систе­мы, но подразумевает сложную и дорогостоящую аппаратуру управления памя­тью.

Всегда единственная копия данных в быстром локальном кэше.

Если данные требуются нескольким процессорам, то строка кэша с данными должна перемещаться туда и обратно при каждом доступе к данным.

Особенности NC-NUMA (No Caching NUMA — NUMA без кэширования)

1) Отсутствует кэш-память, это значит, что память гарантированно согласованна

2) Каждое слово памяти находится только в одном месте, нет копий.

3) От того, в какой памяти находится слово, зависит производительность.

4) Имеется страничный сканер, который может перемещать страницы памяти между блоками памяти в зависимости от статистики.

Источники:

http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1582886
http://www.proza.ru/2009/11/09/1267
http://vsereki.ru/severnyj-ledovityj-okean/bassejn-belogo-morya/severnaya-dvina/nyuma
http://www.litmir.me/br/?b=161871&p=1
http://academic2.ru/%D0%9D%D1%8E%D0%BC%D0%B0_27596293
http://studopedia.ru/3_67346_nedostatok.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector
×
×